Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
21:03 

Разборки

За ХВОСТ не дергать!
Сегодня на моих глазах случилось следующее. Генеральный директор подошел к старшему менеджеру
- Юлечка, ты не могла бы помочь Нене. Поговори с ней, разбери с ней ситуацию общения с клиентом.
Старший менеджер тяжело вздохнула и посмотрела в мою сторону.
- Я не могу ей помочь. Я не понимаю, как она мыслит.
Ген. директор глядя на меня с жалостью.
- Если честно, то я тоже не понимаю. Это какой-то другой уровень мышления..
На этом меня оставили в покое))))

16:57 

Охотник (окончание)

За ХВОСТ не дергать!
Запах колы стал настолько концентрированным, точно все ее тело выделяло его, заглушил даже ее тяжелые восточные духи. Павел наклонился и поцеловал ее, удерживая ее руки, боясь, что она опять что-нибудь выкинет и ускользнет. Но нет, Ира даже не попыталась, наоборот ответила со всей страстью. Павел удивился своему состоянию было горячо и спокойной. Хотя казалось бы только что клокотало желание, сейчас же оно притупилось, точно во сне. Дремотное состояние накатило, веки потяжелели и прежде чем он успел удивится и что-нибудь понять, сон захватил его целиком, прервав поцелуй.

Ирина тяжело дыша несколько минут лежала под уснувшим, не без ее посильной помощи, охотником. Затем выбралась из-под него, подобрала с пола платье, оделась. Подошла к зеркалу, поправила волосы, притушила свет. Накрыла Павла покрывалом с кровати,наклонилась над ним, погладила взъерошенные светлые волосы.
- Прости, мне очень жаль, охотник.
Подобрав свой зонтик вышла из номера, прикрыв за собой дверь.

Он настиг его слишком быстро. Клан еще не был готов к приему гостя. Он сразу понял, что это не Оз. От того за версту разило самодовольством и глупостью существа прожившего еще слишком мало, чтобы проникнутся холодной расчетливостью и осознанием рока. Тот кто преследовал пах мокрой псиной, что указывала на то, что он принадлежит к оборотням, но Мстислава беспокоило не это, больше всего его тревожил четкий запах безумия и лютой ненависти, доходящей до бешенства, в котором существо само себя полосовало когтями. Из чего вампир сразу вынес вердикт, о том, что скорее всего это демон захвативший тело живого оборотня. Добежав до площади и ощутив присутствие своих Княжич обернулся, чтобы встретиться взглядом со своим преследователем. Огромный двухметровый оборотень, не прошел перевоплощение до конца. Он все еще стоял на двух ногах, хотя колени были вывернуты как у животного. Все громадное тело покрывала густая черная шесть с рыжими подпалинами на животе и вокруг горящих желтых глаз. Голова полностью изменилась совсем не напоминая человеческую, волчья вытянутая морда с мокрым черным носом, сейчас принюхивающимся. Оборотень явно почувствовал других вампиров. Оскалился показывая белые клыки и морща нос, и вдруг заговорил. Было не понятно, как это чудовищная пасть способна извлекать из своих связок человеческие звуки, складывающиеся в речь.
- Вот и встретились мы снова, вампир. Я очень долго ждал этой встречи. Но что-то я не вижу подле тебя верной шавки Стража.
- Что-то не припомню, что бы имел честь быть вам представленным, - спокойно произнес Княжич, наблюдая за своим преследователем.
- Да, тело в этот раз не самое подходящее. Думал до родственничка достучусь и ведь чуть-чуть не хватило, да только кто-то его заслонил, так что хоть связки рви, а не докричишься.
- Не представитесь ли, сударь? - Мстислав уже начал догадываться кого именно видит перед собой, но предоставлял шанс врагу представиться самому.
- Людвиг Оз. Говорит ли тебе мое имя что-нибудь, вампир, или мозги высохли, на конец, в твоем древнем черепе? - чудовище сгорбилось, облакатившись на передние удлинившиеся конечности.
Княжич внутренне вздрогнул, его догадка подтвердилась.
- Пришел мстить? - поинтересовался Княжич.
- Не тебе. Ты всего лишь средство, чтобы добраться до нее. Где твоя охранительница Дуня?
- Ее давно нет в живых. Ты хоть представляешь сколько лет прошло?
- Не очень. Там время, как ты понимаешь, тянется иначе. Значит ее нет, - он оскалился и прикрыл желтые угли глаз на долю секунды, - У нее должна быть наследница. Я бы почувствовал, если бы ее род прервался. Где девчонка?
- Ее нет в городе, - решился на обман Княжич. Старый враг его тревожил.
Тогда Оз был еще жив, он был охотником выслеживающим вампиров. Княжич не знал какая нелегкая принесла шведа в Петербург. Что именно искал здесь иностранец? Все это осталось загадкой. Уничтожал вампиров. Клан устроил на него охоту. В итоге погибла одна треть клана вампиров, а прикончить Оза удалось стражу. Правда, для этого ей пришлось воспользоваться Милосердием.
Он вздрогнул воспоминания были не самые приятные. Пожалуй, одни из самых ужасных и позорных для Клана за всю его историю. Мстислав набрал полную грудь воздуха и медленно выпустил его из легких.
Дух охотника в теле оборотня повел носом.
- Ты врешь, вампирчик, - он расхохотался. Несколько раз голос срывался на гавканье.
- Я чувствую ее. Я знаю как ее вызвать. Духи нашептали мне, что нужна кровь, очень много крови. Изображение креста Святого Варфаламея вашей кровью и она придет. Я смогу убить ее, - он опять загавкал, из пасти потекла мутная слюна.
- Ты идиот, Оз. Каким был сумасшедшим идиотом, таким и остался.
- Слишком ты разговорился, вампирчик. Пора умирать.
Он кинулся на Княжича, выставив вперед здоровые лапы с гнутыми желтыми когтями. Вампир уклонился, он ждал нападения. От ближайших кустов отделились тени. Оборотень в нелепой позе завис в воздухе, дергая лапами. Между ним и Княжичем стояли четыре чарнявых вампира.
- Сеньер Мстислав, вам придется нам помочь, чтобы выбить этого настырного духа за грань, - обратился один из них с улыбкой к главе Клана.
Княжич встал рядом с говорящим.
- Я готов, сеньер Рафаэль.
Воздух вокруг монстра обрел плотность и цвет, такой молочный с зелеными всполохами кокон, крутился все быстрее вокруг оборотня. Уплотняясь, сжимая свою добычу. В какой-то момент, желтые глаза закатились и потухли. Бездыханного оборотня вампиры опустили на землю. Тело не двигаясь, лежало на асфальте вывалив лиловый язык из пасти.
- Похоже с ним покончено, - произнес Рафаэль.
- Спасибо за помощь, - произнес Княжич, наклоняя голову в знак признательности.
Он подошел к мертвому оборотню, наклонился ища медальон с именем, который должны были носить все представители этого вида. Тело оборотня дернулось, быстрый взмах когтей. Мстислав, зажав оцарапанную руку, отпрянул за спины Рафаэля и его подданных.
Оборотень поднялся, облизнул кровь с когтей.
- Замечательно, - рванул вперед. На долю секунды его задержала вновь образованная вампирами стена, но взмах лапы разбил ее вдребезги. Иностранцев разбросало. На ногах удержались только Княжич и Рафаэль.
Появились еще вампиры. Их было много, около двадцати. Словно сошедшие с глянцевых обложек журналов, с правильными чертами лиц, высокие — вызывающе красивые, с холодной бледной кожей.
- Ты хочешь остановить меня этим? - захохотал Людвиг, - Надолго вас не хватит, мальчики.
Вампиры оскалились, пригнулись, готовые кинуться в бой.
- Нет! Отойдите! - прикрикнул на них Мстислав, - Если вы погибните некому будет остановить стража. Кровь пробудит его.
Вампиры оглянулись на своего главу. Неуверенность была в их движениях, когда они стали отступать, медля, не желая оставлять его один на один с врагом.
- Я твой противник. Не трогай их, - произнес Княжич, отсылая от себя Рафаэля с его подданными.
- Я удивлен. Ради моей персоны ты даже итальянских коллег вызвал. Не храбрись, Княжич, тебе пришел конец. Твои ребята могут идти. Они меня не интересуют.
Темнота наползла на безлюдную площадь. Пошел мелкий дождик. По земле пополз белый туман, такой густой, что собственные ботинки в нем нельзя было разглядеть. Мстислав замер, повернувшись в сторону улицы, выходившей на площадь. Ее запах он не перепутал бы ни с каким другим. Оборотень тоже потянул носом. Заворчал по-собачьи. Отступил на шаг назад, поднялся на задние конечности не ловко опустив передние согнутые в локтях лапы.
Княжич первым увидел большой оранжевый зонтик, который точно скользил по туману, а затем проступил тонкий силуэт и вот она вынырнула уже вся целиком. Яркий зонт, такого же цвета легкое платье и босоножки на каблуке. Темные волосы распущенны.
Оборотень пошел ей навстречу,неуклюже, не спеша. В движениях скользил страх. Людвиг боялся ее — и это чувствовали все присутствующие. И в тоже время его тянуло к ней. Ирина спокойно смотрела на него, чуть наклонив голову и рассматривая его с интересом. Девушка сложила зонтик и, точно, повинуясь ее приказу кончился дождь.
- Она, - громко радостно произнес Людвиг, опускаясь на передние лапы. Рывок, распластался в воздухе. Быстрый, но Ира с разворота ударила монстра зонтиком по морде.
- Лорсарах, - ее голос разрезал пространство.
Оборотень упал с кровоточащей раной на голове, уткнулся носом в асфальт. Поднялся, тряся головой, разбрызгивая кровь вокруг. Зарычал, вновь бросился на нее, она ускользнула, двигаясь быстрее, гораздо быстрее его, вновь ударила — на этот раз по позвоночнику.
- Лорсарах.
Лапы под оборотнем разъехались и он упал. Вновь поднялся, кружил вокруг нее, прежде чем напасть.

- Проснись! Оз!!! Павел! Проснись! Оз!
Паша вскочил на кровати. Вокруг темнота хоть глаз выколи, чужая комната, в воздухе тяжелый запах благовоний, духов и разлито столько силы, что только бери ложку и черпай. Тонкие коньячно-коричневые нити опутывают комнату.
- Она заперла тебя в клетку. Умная девочка.
Голос явно принадлежал Вячеславу Григорьевичу начальнику их отдела.
- Давай-давай, поднимайся. У этой красавицы с тобой старые счеты. Все-таки ее бабуля прикончила твоего замечательного дедулю. Некоего Людвига Оза. Говорит о чем-то?
Паша помассировал виски и потер пальцами глаза. Помогло не очень, все еще страшно тянуло спать и голова была забита пушистой жесткой ватой.
- Помогу сейчас. Не дергайся.
Вспышка осветила комнату, растворила нити, коснувшись их. Павел почувствовал, как его отпускает дремотно-тупое состояние. Запах благовоний исчез, остались только духи. Очень мерзкие духи. Он поморщился. Поднялся зажег свет. Вспомнил, где находится.
Из большого зеркала на стене на него смотрел Вячеслав Григорьевич, позади него виднелся кабинет с большим темным столом, заваленным всякими странными вещами: колокольчиками, перьями, камнями, шкатулочками, папирусами, среди всего этого бардака возлежала старинная шахматная доска с расставленными на ней фигурками.
- Ну, проснулся, голубчик. Пока ты тут дрыхнешь твоя красотка там бьет нашего Сашку. И я так думаю, что если ты не поторопишься, то она непременно его убьет. К тому же я советую взглянуть на ту бумажку, что ты стащил у Княжича. Если я правильно понял, ты прочитал красную папку. Шевелись, Оз!- изображение пошло рябью, и зеркало вновь отражало уже безликую комнату отеля.
Паша залез в карман джинс, вынул сложенный лист, развернул и тупо уставился на него. На листе была напечатана черно-белая карта города, по ней в нескольких местах расставлены красные точки, над которыми значились цифры и имя. Изучив имена он понял, что это все вампиру убитые в последнее время.
- Думай, Паша, думай, - он стукнул себя по голове. Помогло. Вспомнилось прочитанное из папки. «Существует вампирская легенда. Для вызова стража нужно выложить крест Святого Варфаламея кровью существ одного вида. Наиболее подходящими, с наивысшей чистой энергетикой, являются старые вампиры. Для креста из вампиров достаточно около девяти-одиннадцати жертв».
«Крест» - подумал Паша и еще раз взглянул на листок. Действительно, если присмотреться, то была заметна оранжевая тонкая линия, которая соединяла между собой точки, превращая их в крестообразный рисунок. Всего жертв было восемь, то есть не хватало последней. А единственный старый вампир оставшийся сейчас в городе это Княжич. Значит тот, кто убивал вампиров на самом деле хотел вызвать с их помощью стража. И убийца понимает, что делает, следовательно знает, кто такие стражи. Ирине он определенно мешал почему-то. Его предок Людвиг Оз пытался убить стража и погиб в схватке с ним. Но все хроники ссылаются на то, что прежде чем появился страж, мой дедуля Оз вырезал чуть ли не половину Клана. Значит меня устранили по той причине, что я могу победить стража. Сашка. Григорьевич, что-то сказал о Сашке. Что Ира убьет Сашку. Но при чем здесь Сашка-то? Какие у него счеты могут быть с Ириной? Он ее даже не знает или знает? Да нет. Откуда?
Обвела его вокруг пальца, небось смеялась. И как только я попался? Дурак позволил манипулировать собой. Ведь прочел папку, знал, что опасна. Опасна настолько, что при встрече рекомендуется сообщить в управление и захватить. По всем правилам она должна была быть уже давно упечена в Дом Скорби. Но нет, разгуливает на свободе. А все вампиры.
Павел дернулся и нервно зашагал по комнате. «Следовало выбираться от сюда и искать Княжича. Где он, там и страж». Быстро оделся, надвинул панамку до самых глаз, подцепил на ноги вьетнамки. Оказавшись на улице принюхался. Никаких ладанных запахов поблизости не наблюдалось. Закрыл глаза, сосредотачиваясь на запахе Княжича. Было тяжело среди этой кокофонии ночных запахов уловить нужный. Но вот мелькнул запах искомого вампира, а рядом с ним, переплетаясь запах Сашки и чуть-чуть что-то совсем знакомое сладко-горькое, красно-рыжая лента — не вспомнить, где слышал и когда. Притянул нити к себе и сорвался с места.

Ирина стояла на месте практически неподвижно, держа в руке зон за деревянную полированную рукоять. Только чуть голову поворачивала, наблюдая за передвижениями оборотня. Монстр то кружил, то присаживался, как собака на задние лапы, то вновь поднимался, беря разбег на нее, но уходил в строну, стоило ей начать поднимать руку с зонтом. Вампиры не вмешивались, стояли в отдалении. Княжич был ближе остальных, но тоже наблюдал, понимая, что только помешает.
- Орхаса Саро Тойса Ха! — оранжевый зонт рассек воздух. За спиной Ирины пространство наполнилось клубящимся туманом, а затем из воздуха с шипением появился длинный хвост, покрытый черной и перламутровой чешуей.
Для оборотня — это стало каким-то сигналом, он вдруг громка зарычал и кинулся на девушку. При его приближении она развернулась боком. Черный хвост хлестнул по лапам оборотня, а сверху на спину упал зонт.
- Лорсарах, - зонт прошил оборотню горло, тягучей струей потекла черная кровь.
Ира отпрыгнула в сторону, вытащив из раны зонт. Тишину в которой происходила схватка разрезал крик.
- Нет!!!
Все обернулись. На площадь вбежал охотник. Одежда уже тлела на нем, началась трансформация тела.
- Павел? - удивленно произнесла Ира.
- Сашка! - Паша не обратил внимания на костяные белые наросты, покрывшие его с ног до головы и теперь постепенно закрывающие и руки. Он наклонился над оборотнем. Глаза того медленно тухли.
- За что?!! - охотник развернулся, смотря на Княжича, - Вы же вместе работали столько лет!
Мстислав поджал бледные губы.
- Он был одержим демоном.
- И ради спасения своей жалкой шкуры, ты даже не попытался изгнать его! Сразу натравил свою куклу! - с яростью выплюнул слова.
Было видно, как вампир сжал зубы, и жевлаки заходили на бледных скулах.
- Когда ты остынешь, то поймешь, что другого выхода не было.

Людмиг открыл чужие глаза. Кровавая пелена застилала их. В теле практически не осталось жизни, хотя молодой оборотень еще боролся. Сквозь пелену он видел своего правнука в боевой трансформации охотников. Он стоял к нему спиной и с жаром спорил с вампиром. Вид Княжича вернул ярость. «Убить. Убить. Убить». Желание Людвига соединилось с природной ненавистью оборотня. Тело дернуло лапой. Затем напряглось. Надломленный позвоночник не дал монстру подняться целиком сразу. Сначала Людвигу удалось установить на лапах переднюю часть туловища с провисающей головой и только затем подтянуть и поставить заднюю часть. Боль от движения откатилась на задний план, тело уже теряло чувствительность. Оз направил поток энергии на то, что бы хоть как-то слепить позвоночник. «Пора. Убить».
Рывок оборотня был быстр. Он пролетел мимо охотника, который даже головы не успел повернуть в его сторону, миновал пространство и уже был близок к цели, когда перед ним выросла девчонка. Оранжевое яркое платье было невыносимо, духи практически осязаемым облаком окутали, мешаясь с запахом крови, создавая тошнотворную смесь. И в тоже время та часть, что принадлежала оборотню ликовала, запах девицы привел ее в иступленный восторг. Этого чувства хватило на последние усилие и мощная лапа опустилась на холодное плечо вампира, раздирая его. Хлынула кровь. В этот же момент оранжевая молния вошла в грудь оборотня.
- Лорсарах.

Павел застыл на месте, смотря на Княжича, схватившегося за практически оторванную руку, Иру с окровавленным зонтиком в руках, что она с ужасающей медлительностью вынимала из груди Саши. Тот уже соскальзывал с него вниз, обретя перед смертью человеческий облик, и улыбаясь белыми губами своей убийце.
Ирина рванула с места, стоило телу оборотня окончательно высвободить зонтик. На ее лице проступило какое-то жалкое выражение испуга. Паша бросился ей наперерез, думая, что она хочет убежать.
- Оз, не трогай ее! - услышал он крик Княжича, и еще успел краем глаза заметить не свойственное вампиру отчаянье. Но он не собирался слушаться. Она должна быть поймана и понести наказание.
Павел оказался у нее на дороге быстрее, чем думал. Замахнулся, пытаясь схватить ее, и получил удар зонтом, такой силы, что его отбросило в сторону и протащило по асфальту, а по лицевой пластине пробежала трещина. Но Ира не убежала далеко, она рухнула на асфальт в двух метрах от места их столкновения. Уперлась головой в землю, прижала к груди руки и колени и застыла в такой нелепой позе.
Паша поднялся, тряся головой и пытаясь разогнать рой разноцветных пятен, плывущих у него перед глазами.
Мстислав подошел к нему.
- Не трогай ее сейчас, или мне придется тебя убить, - голос был холодным, усталым и каким-то обреченным.
Павел посмотрел на него снизу. Он и сам понимал, что с Ирой что-то происходит.
- Что с ней?
- Этот идиот все-таки разбудил стража. Теперь бесполезно бежать. Если она сама не справится с ними, то каждому отмерят по делам его.
Между тем Ира начала говорить, сначала совсем тихо, так что было слышно только шелест слов, а затем все громче, пока и Паша не услышал.
- Еще не время. Не надо. Вы не нужны. Не время. Не время. Не время, - и вновь по кругу, одни и те же слова, с мольбой, с ужасом, с отчаяньем.
Вампиры окружили ее. Стояли не шевелясь. Смотрели не отрываясь. С одинаковым выражением спокойной обреченности. Они что-то все знали, чего не знал он. Они знали, почему бесполезно бежать и прятаться. Они просто стояли и ждали своей участи.
Но так ничего и не случилось. В какой-то момент Ирина поднялась, подобрала оброненный зонтик и произнесла очень тихо, но ее услышали.
- Я устала. Пойдем, Слава.
Все вампиры пришли в движение. На площадь выехала черная машина. Ира первой забралась внутрь, вслед за ней сел Княжич.
Автомобиль тихо шурша шинами покинул площадь.

Павел остался один рядом с телом Саши.
Тот счастливо улыбался, смотря невидящими глазами в розовое утреннее небо.
Охотник плакал.

21:05 

Благодарность

За ХВОСТ не дергать!
Ragnar, спасибо, что выслушал мои терзания))) СПАСИБО БОЛЬШОЕ))) Мне помогло)))

21:44 

За ХВОСТ не дергать!
Админ на моем любимом форуме свирепствует. Бьет всех тапком по голове и разгоняет точным попаданием толстых томиков по философии. Сначала это было забавно...А теперь я его уже сама боюсь. Может у него что-то случилось(?) Надеюсь, он сменит гнев на милость и прекратит безобразничать. Потому что я уже пребываю по поводу его поведения в полном недоумении. Никогда прежде не наблюдала его в таком бешенстве((((

22:04 

Предложение о работе))

За ХВОСТ не дергать!
Вакансия - секретарь
Навыки - знание основ делопроизводства
Возраст - 23-35 лет
Оклад 1500 у.е. (?) на это пункте у меня возник впорос - Что мне придется все же делать!?! Следующий пункт правда кое что прояснил
Требуемая компетентность - Не конфликтность стройная фигура приятная внешность. Обязательное наличие 2 фото (платье, купальник) (без фото резюме не рассматривается)

Предложение отвергнуто)

20:43 

Книга

За ХВОСТ не дергать!
Как всегда читаю какую-то очередную графомань. Называется книжка "Во славу Блистательного Дома", автор Элберд Гаглоев. Начнем с того, что я как всегда впрочем купила вторую книгу (это у меня болезнь такая - все читать со второй книги)!! Автору кстати не больше 20 -22 лет должно быть, на что указывает залихватский слог предложений, любовь к большому количеству оружия и, конечно, в первую очередь сам главный герой. По всем признакам автор страдает манией величия, к тому же растройством личности, потому как Главный Герой (ГГ) непотапляйм, весь из себя (до смешного), с ужимками неуверенного в себе подростка + как это водиться, делит одно тело на двоих с лихим воякой, который с ним общается от куда-то изнутри черепа))) Вообщем довольно стандартная ситуация для графомани выпускаемой в последнее время. Почему я собственно здесь сейчас затеяла все эти излияния..а потому что, ну, я могу простить залихватские слоги, наличие словечек не характерных для описываемой эпохи средневековья, но элементарное понятие о пропорциях человеческого тела должно же быть... привожу отрывок так запавший мне:
"Она не спускалась, она нисходила по лестнице с Хамыцем под ручку. Хозяйка потрясала величавостью осанки и довольным выражением лица. Как у сытой мартовской кошк. А уж формы. 120-80-120. Почти при двухметровом росте! Представили?"
Ну, вы пердставили себе такое?)))) К сожалению, автор видимо не знает, что живая грудь девушки состоит не из воздуха или ваты, а так же как и все остальное тело из мяса и мышц - и уж извините, но все это кое-что весит. И 120 см в обхвате ну никак не может опираться на 80 см, у нее бы ребра не выдержали и позвоночник. Автор, видимо, себе вообще слабо представляет как это должно, кстати, смотреться еще и со стороны. Я уж молчу про дальнейшие раглагольствования, что данная дама не носила "устройств, поддерживающий могучий бюст")))) Охренеть!!!!!!

20:16 

За ХВОСТ не дергать!
Склонись пред мной, цветок Сильдоры
Я знаю твой секрет
Но тише
Вдруг кто-то нас услышит
Я не хотела б тайну разделить
Ты просишь...

22:52 

В поисках вдохновения

За ХВОСТ не дергать!
Срочно нужно новых впечатлений!!! Рассказ зависает! Не могу найти подходящую музыку для настроя((( К тому же моя маленькая музы на время покидает меня((( Образ убийцы играет со мной в прядки, и Ира совсем не хочет помочь мне со своим перевоплощением((((

18:31 

шахматы

За ХВОСТ не дергать!
Ну что ж, Вы - Ладья
Фигура по своей ценности равная пяти пешкам. Она может двигаться на любое число полей по горизонтали или по вертикали, что делает ладью просто незаменимой фигурой. Вы - незаменимый человек, умный и рассудительный, разум преобладает почти во всех ваших поступках. В общесте вас уважают и даже немного боятся, ваше мнение ценят. Вы стараетесь быть справедливым, хотя это не всегда удается. Вы вполне самодостаточная личность, многое знаете и умеете. Продолжайте в том же духе.image
Пройти тест

18:25 

Охотник

За ХВОСТ не дергать!
В багряном свете, падающим откуда-то сверху, где в темноте терялся потолок, танцевала девушка. Темная длинная челка скрывала верхнюю часть лица, оставляя видимыми кармиловые губы и часть прямого тонкого носа. Музыка была мягкой, волнующий, она окутывала, превращая слушателей в двигающихся в трансе сомнамбулов. В темноте остальные танцующие были похожи на тени клубящиеся во тьме. И только она в своем алом топе, обтянувшем высокую полную грудь и провал плоского живота, в джинсах, зажавших в тесных объятия, ее плавные изгибы бедер — была здесь живой. Но не живой настолько, чтобы казаться чем-то реальным. Нет. Скорее живым существом, демоном-сукубом, явившимся по его грешную душу. Она не столько танцевала, сколько плавно покачивалась в такт музыки и едва заметно переставляла ноги в блестящих черных босоножках. Ее покачивания так гармонично сливались с музыкой, точно она сама создавала ее каждым своим движением. Паша наблюдал за ней из-под полей своей панамы цвета хаки. Глотал абсент из высокого коктельного стакана, на дне которого был выгровирован улыбающийся змей. Сколько грехов собралось на его душе, что ему послали ее. Демоница повела голыми точеными плечами, грудь плавно колыхнулась, под тканью. Какой-то парень набравшись смелости выступил из темноты, протянув руки и обхватив ее тонкую гибкую талию ладонями. Она кажется ничего не имела против, позволила ему прижаться к ней сзади, чуть запрокинула голову, облизала губы тонким язычком. Парень повел ее, покачивая в танце, зарылся лицом в водопад темных волос.
Паша допил абсент. Поставил стакан на столик и резко поднялся. Ноги сами понесли его к алому столпу света, в котором танцевала девушка с нечаянными поклонником. Он отдернул парня от нее, сжав его руку с такой силой, что тот неудержался и вскрикнул. Отшвырнул прочь. Демоница застыла на месте. Паша шагнул к ней, утонув в облаке ее тяжелых приторно-сладких духов. Обхватил ее, зажав ее плечи, так, что она не могла оторваться от него, опустил руки в задние карманы ее джинс. Она все еще не шевелилась. Не пыталась вырваться, просто замерла. От нее шел жар, запах духов одурманивал. Он уже чувствовал себя как наркоман, дорвавшийся до пакета кокса. Вдохнул полной грудью, уткнулся носом в ее шею. Ее запах тела был подобен дорогим розовым маслам — запах раскаленного на солнце мрамора в розовых садах Рима. «Да, я искал тебя. Только тебя. Все эти годы», - прошептал он, хмелея еще больше от ее близости. Она провела кончиком языка по верхней губе, точно дразня его белым жемчугом мелькнувших зубов. По движению ее губ он понял, что она что-то произнесла. Но музыка сменившаяся в этот момент с тихой на грохочущую не дала ему услышать. Паша усмехнулся и кивнул головой готовый в этот момент согласиться на все, что она предложит. Девушка поджала губы, кажется, она поняла, что он ее не услышал. Наклонилась ближе к нему. Ее дыхание пахло «колой» и лимонной жвачкой.
- Отпусти меня немедля, - ее злой шепот наполненной сдерживаемой яростью обжег его.
Он гортанно рассмеялся, позабавило старорежимное словечко. Она ему безусловно нравилась.
- Не сердись, эра. Тебе со мной понравится, - он попытался ее поцеловать.
Она дернула головой,поцелуй пришелся на уголок ее губ.
- Отпусти, - повторила девушка.
- Пойдем, - он выпустил ее из объятий и схватил за руку, ожидая, что она попробует убежать, оказавшись на свободе.
Они покинули танцпол и пошли по темному коридору стены его были обиты мягким бархатистым материалом, через равные промежутки мерцали белые круглые лампочки, упрятанные в стену.
- Ты не имеешь права. Мы на нейтральной территории. Я ничего не нарушила, - произнесла она, пытаясь выдернуть руку из его пальцев.
Он повернулся к ней, сощурился, скривил рот.
- Ведьма? - он совсем забыл, где находится. Забыл, что в «Зеленый змей» пускали далеко не всех подряд.
Она нахмурилась.
- Какое это имеет значение?
Паша принюхался. «Нет, ведьмой от нее не пахло. Так же как и ясновидящей, не было и запаха вампира. И тем немение ее пустили сюда.
- Кто ты?
- Ты охотник, - она наклонила голову к плечу, смотря на него с боку, без интереса и в тоже время без прежней ярости. Челка сползла набок, давая возможность заглянуть в колдовские темные глаза.

- Да, - ответил он.
- Пойдем погуляем? - она улыбнулась. Ухватила его за руку и потянула дальше по коридору к выходу из клуба.
Он пошел за ней, смотря как прикованный на плавные покачивания бедер при каждом ее шаге.
На улице было прохладно. С ночного пасмурно неба сыпалась дождевая хмарь. Темноту переулка рассеивала лишь неоновая вывеска — кобра раскрывшая свой капюшон и застывшая перед броском и небольшими буквами название «Зеленый змей». Она вывела его из переулка на ночной проспект. Где по влажному шоссе проносились редкие автомобили, грохотала музыка из других клубов и ночных ресторанов, и где совсем практически не было людей. Они просто шли куда-то, держась за руки. Паша чувствовал себя странно. Весь хмель из головы выветрился и в тоже время он не хотел говорить с ней. Было лень даже спросить куда они идут. Он просто шел рядом с ней не сводя с нее глаз. А она казалось купалась в электрическом свете фонарей, в ночном шелке, в влажном терпком воздухе.
Они завернули в небольшой садик с деревьями подсвеченными темно-фиолетовыми и зелеными лампами. Девушка отпустила его руку и села на скамейку. Он устроился рядом.
- Как тебя зовут? - спросил он, достав из кармана пачку сигарет и зажигалку.
- Ира, а тебя? - она запрокинула голову и смотрела куда-то вверх.
- Павел, - он закурил, наклонился вперед, оперся локтями о колени.
- Кто ты? - повторил свой давешний вопрос.
- Хочешь со мной переспать? - обернулась она к нему,села нога на ногу.
- В клубе хотел, - он прислушался к себе. Все его эмоции ушли, было очень спокойно и тепло на душе. Оказывается он успел уже забыть, какого это не быть охотником: не чувствовать всплесков силы, не ощущать запахов.
- Сейчас не то чтобы не хочу, но, - Паша рассмеялся, - Ты ведь что-то сделала?
- Я компенсатор по своей натуре. Если ты излишни эмоционален — я сниму напряжение, если подавлен — подниму настроение, - она протянула руку и дотронулась до его волос, торчащих из-под панамки.
- Компенсатор? Впервые слышу о таком. У твоей способности нет запаха, - он был несколько обескуражен этим.
- Заметил, - она вновь улыбнулась, - Потому что я нейтрал, поэтому нет запаха. Не чувствуешь всплесков силы — потому что я не использую ее, просто перекачиваю эмоции.
- Недо-ведьма, - усмехнулся он.
- Можно и так сказать, - она расслабилась, вытянула ноги.
- Вообще-то я должен тебя задержать, ты произвела вмешательство, - усмехнулся он, стряхивая пепел с забытой сигареты.
- Я не навредила тебе.
- Но я не просил тебя об этом. А по правилам Кодекса, ты не имеешь права вмешиваться пока тебя не попросят.
- Можешь меня задержать, - она произнесла это легко.
- Пошли, - он бросил недокуренную сигарету в урну и встал.
Девушка грациозно поднялась.
- Полтавская, подожди! - раздался окрик.
Павел насторожился, ощутив запах ладана, и безошибочно повернулся вправо.
Ира рядом с ним остановилась, положила руку ему на плече. Он тут же почувствовал спокойствие разливающееся от ее прикосновения. Сбросил ее руку.
- Он мой друг. Не пугай его, - прошептала она и вышла вперед, сделал два шага и скрылась в темноте.
Паша простоял около десяти минут, прежде чем понял, что запаха ладана больше не чувствует. Пошел в ту сторону, куда отправилась Ира, обежал небольшой скверик несколько раз, хотя уже понимал, что никого здесь нет.
- Ушла, - с досадой плюнул. Еще раз принюхался, запоминая оставленный вампиром аромат: неповторимая смесь ладана и лимона. Ладан основной запах вампиров, все остальные примеси являются индивидуальной подписью личности. Он пошел на запах, порадовавшись тому, что одел сегодня кроссовки, а не свои любимые вьетманки. Как всякий охотник к температурным изменениям он практически безразличен. Поэтому окружающие круглогодично лицезрели его а гавайской рубашке, шортах, вьетманках и панамке. Исключения он делал крайне редко и только по необходимости. Вот в клуб в шортах и вьетнамках не пускали.
Паша двигался быстро и легко, как всегда с ним бывало наслаждаясь самим процессом охоты, когда все его существо сосредотачивалось на одной цели, ведомое запахом дичи. Все пространство точно перечерчивали разноцветные нити и он выбирал среди них нужную — вон ту бело-серебряную с проблесками желто-зеленых вкраплений. Нить оборвалась так внезапно, что он едва устоял на ногах, чтобы не упасть. Паша осмотрелся и понял, что стоит на набережной рядом со сфинксами — именно здесь прерывался след. В одном месте запах был более концентррованным, что указывало на то, что вампир стоял здесь более продолжительное время. Больше запаха нигде не было. Павел нахмурился — он не любил когда случалось столько невероятного в короткий промежуток времени. За одну ночь он встретил девушку, не имеющую запаха и вампира, сумевшего полностью скрыть свой запах. Для него это было уже слишком. Он еще потоптался на набережной прежде чем отправиться домой отсыпаться перед сменой.
Павлу нравилась его работа, несмотря на бумажную волокиту, сопровождающую его по окончанию каждой смены. Писать о не любил еще с детства, что уж говорить, что от сочинения очередного рапорта он не получал ничего кроме головной боли и желания сломать очередную ручку. Отдел в котором он работал назывался «Отдел Охраны Охотничьих Угодий города Санкт-Петербурга». Какие охотничьи угодья могут быть в городе оставалось секретом не только для него одного, но и для сотен посетителей проходящих в здание Комитета Гражданской Архитектуры на улице Зодчего Росси. Их отдел занимал половину первого этажа и весь подвал здания. В отдел пропускали исключительно по пропускам, для чего на входе был посажен здоровенный детина угрожающего вида с солидной курчавой бородой. Он степенно восседал в прозрачной кабинке у электромагнитной вертушки и разгадывал японские кроссворды с помощью коробки разноцветных карандашей. Надо отдать должно их отделу — работали они без выходных и круглосуточно, о чем всем желающим сообщала табличка с расписанием. Все остальные отделы, занимающие вместе с ними это правительственное здание, относились к ним с некоторым подозрением. А как еще относиться к людям, которые ходят на работу кто в чем. Создавалось впечатление, что в отделе работают одни сплошные байкера и свободные художники. Единственным приличным человеком во всем отделе считался Воронов Вячеслав Григорьевич — начальник отдела, приходивший на работу в неизменных костюмах тройках строгого кроя. И может быть еще его секретарь Ниночка, если бы не носила столь неподобающе короткие юбки.
Паша прибыл на работу сегодня на пол часа раньше. Столь невероятное обстоятельство вызвало интерес даже у Вовика, который оторвался от очередного японского кроссворда и проводил Павла задумчивым взглядом. Причиной его столь раненого прибытия была картотека, ведущаяся на всех практикующих ведьм, ясновидящих и вампиров. Он надеялся найти в ней свединья о Ирине Полтавской, к тому же он намеревался порыться в электронной базе и узнать, кто такие компенсаторы и, почему он никогда ранее о них не слышал.
Архиватор Ариша красила губы очередной ядрено-красной помадой. Паша искоса посмотрел на нее пододвигаясь к полкам картотеки.
- Тебе что? - спросила Ариша даже не отрываясь от зеркала. Она была ясновидящей и знала,что будет завтра с точностью до минут. Поэтому ей всегда было скучно, а вопросы задавала только для порядку.
- Хочу поискать кой кого в картотеке.
- Тебе сразу сказать или будишь искать? - спросила она и вдруг отложила зеркальце. Ей нравилось смотреть, как происходит ее влияние на жизнь окружающих, как меняется пригрезившееся ей судьба.
- Буду искать, - буркнул Павел. Она ему никогда не нравилась.
Ариша пожала плечами и вновь взялась за помаду.
Он углубился в стеллажи, ища букву «П». Найдя принялся прикидывать примерно какого года рождения она может быть. В итоге отобрал полки с 1980 года по 1987 год. Долго перебирал, шуршал сшитыми страницами, но так и не нашел. Вылез из архива часа через четыре только.
Ариша пила кофе с нежно-розовым зефиром, распространяющим запах клубники.
- Я воспользуюсь твоей библиотечной базой? - спросил он.
- Может сказать? - вновь поинтересовалась она, ехидно улыбаясь. Белые крошки зефира рассыпались причудливым узором на ее темно-синей юбке.
- Ну, давай, - сдался он и присел на краешек ее стола.
- Ничего не найдешь. Ни одного упоминания, - Ариша поднесла к губам чашку.
- А ты случайно не знаешь, кто такие компенсаторы?
- Никогда о таких не слышала, - она внимательно посмотрела на него.
- Нет, я не хочу знать свое будущее, - резко ответил он, слез со стола и вышел из архива.
Паша знал, что он не первый и далеко не последний, кто боится предсказаний Ариши. Из-за них у нее не было друзей или просто приятелей, и все же на какой-то миг он пожалел, что так резко ответил ей, да еще и сбежал. «Надо ей цветов что ли купить», - подумал он, заходя к себе. Его напарник Сашка Чернов уже был на месте. Сашка — оборотень. Они оба силовики. К их группе причислен еще Мстислав Княжич — вампир, как ночное создание должен был появится не раньше обеда.
С Александром они приятельствовали. Пах он степными горькими травами и душистой еловой смолой. Увлекался компьютерными играми и походами в горы. Постоянно улыбался, всегда был готов составить компанию в любом мероприятии сулившим развлечение. С вампиром дело обстояло хуже. Замкнутый и высокомерный Мстислав привлекал к себе одну лишь Аришу. Их отношения были весьма холодны и порой переходили в откровенную ненависть. Он распространял вокруг себя запах ладана и первого морозного утра. От этой свежести Павла периодически начинало мутить. Хотя у охотников не бывает аллергии — какая аллергия может быть на отпечатки силы в тонком плане? Но Паша все-таки подозревал, что к вампирам у него какая-то особенная чувствительность.
- Привет, - Сашка выглянул из-за монитора ноутбука.
- Привет. Где наша третья нога? - Паша уселся за свой стол и с отвращением посмотрел на недописанную объяснительную по предыдущему делу, когда он позволил себе оторвать руку завравшемуся мелкому кровопийце. Как назло паршивец оказался родственником Княжича. Хотя какой родственник может быть у вампира — они ведь не размножаются? Но в тонкой организации кланов этих существ можно было разбираться до посинения и так ничего и не понять.
- Если ты про «Я мстю и мстя моя страшна», то он уже прилетал на черных крыльях возмездия во имя луны и куда-то умчался.
- Чего это он с утречка? У него же индивидуальная непереносимость утренних солнечных ванн.
- Кто-то ночью пристукнул одного из их братии.
Паша придал лицу удивленное выражение. В наше время вампиров убивали крайне редко. Все-таки существа сильные, сплоченные в кланы привлекали убийц гораздо меньше, чем те же самые ведьмы одиночки или в конец чокнутые провидицы. Да и убить вампира не в пример сложнее, даже того же самого оборотня.
- Представляю как наша Мстя бесновался, - усмехнулся Паша и все же взял ручку.
- Не заметил никаких перемен в нем. Разве что спешил, - Саша опять уткнулся в монитор и застрочил по клавишам, наполнив пространство щелкающими звуками.

Мстислав объявился под вечер. Необыкновенно задумчивый. Беззвучно зашел в кабинет, сел в свое кресло и включил компьютер. Тот пискнул и заурчал.
Паша вздрогнул, оторвавшись от журнала с новыми моделями автомобилей. День сегодня был тихим, никаких нарушений и выездов. Поэтому их офис после полудня погрузился в сонное оцепенение, в коем и пребывал до появления вампира.
- Привет, - поздоровался Паша выглянув из-за журнала. Саша что-то одобрительно буркнул в поддержание приветствия, не отрывая взгляда от монитора, где его рыцарь брал приступом очередную крепость.
Княжич, как всегда впрочем, не прореагировал на приветствие. Его тонкие изящные пальцы уже парили над клавиатурой. Павел присмотрелся к его бесстрастному лицу, отметив некоторую теплую гамму в обычно очень бледном цвете коже. «Насосался, гадина», - с омерзением подумал он и уткнулся в журнал. Вампир несколько минут сидел за компьютером, затем порывисто поднялся и ушел. Вернулся довольно скоро.
- За чем ты искал ее? - голос бесстрастный, глубокий пробирающий до самых костей, вибрирующий эхом в каждой клетке организма.
Паша ощутил как где-то внутри родился страх, заставляя его цепенеть, облизывая холодными языками, вызывая испарину. Он скрипнул зубами, рождая в ответ на страх злость и омерзение к этим древним существам.
- Много на себя берешь, Княжич, - зло произнес он, отложив журнал, и подняв глаза на вампира.
- Ответь на мой вопрос, Оз, и я оставлю тебя в покое, - ответил Мстислав.
Сегодня он казался более живым, чем всегда: легкий румянец окрасил бледные щеки, кожа из меловой приобрела алебастровый оттенок, темные глаза светились.
- Чего ты хочешь? - Паша с удовольствием отметил, что страх оставил его и по мышцам разлился адреналин, требуя немедленно выхода. Пожалуй сегодня он понимал Аришу и других женщин, кого завораживала темная красота вампиров. Княжич был похож на крупного хищника, вкусившего крови жертвы и уже чующего, что она в его власти.
- Я хочу знать зачем ты искал некую девушку, носящую имя Ирина Полтавская, - вампир улыбался яркими губами.
- Я столкнулся с ней вчера ночью, она произвела незаконное вмешательство. Степень вмешательства была незначительно и имела скорее оздоровительный эффект для человека. Поэтому я просто хотел ее предупредить.
- Это все?
- Все. Если ты знаешь, где я ее могу найти, я был бы тебе благодарен за любую информацию, - попытался копнуть Паша с этой стороны, усмиряя в себе желание съездить по лицу этой заносчивой твари.
- Я не знаю, где она, - коротко ответил вампир, но улыбки с лица не убрал.
Неожиданно резко склонился над Пашей и втянул носом воздух.
- Что ты делаешь? - Павел застыл, боясь сделать лишнее движение, чтобы не спровоцировать вампира. Даже при его скорости охотника из такой невыгодной позиции он мог бы уйти только с разодранным горлом.
- Она была рядом с тобой и касалась тебя, - вампир издал клокочущий горловой звук, точно довольный кот.
- У нее нет запаха, - вырвалось у Павла.
Княжич гортанно расхохотался.
- Ты не прав, Оз, ее кровь пахнет, - он облизнулся, глаза стали влажными. И лицо вдруг исказила гримаса, точно вампиру стало больно, - Ее кровь пахнет розовым садом в жаркую ночь июльского полнолуния.
Княжич отошел от него и вновь уселся за компьютер.
- Нам нужно ее найти.
- Вчера ночью с ней был вампир.
- Кто?
- Я не знаю имени. Я запомнил только запах.
- Твое определение запахов не подходит для вампиров, - Мстислав всем видом показал, что разговор закончен и вновь принялся издеваться над клавиатурой.
Вечер разделил улицу по диагонале. С одной стороны этой черты дома еще утопали в жидком сусальном золоте вечернего солнце, а с другой провалились в темно-синий сумрак. Жаркий асфальт тяжело дышал и лип к подошвам вьетнамок. Павел вышел на улицу с журналом в руках. Вдохнул вечерний пряный воздух города. Задрал голову, убедившись, что дождя сегодня точно не намечается. «Надо бы машину купить. «Тойота» вполне ничего», - рассеянно подумал он.
Чем ближе была полночь, тем больше его тянуло в клуб. Что-то подсказывало ему, что он увидит ее сегодня там. Наконец, он уступил своим желаниям, натянул джинсы и кроссовки. Паша не любил обилие одежды, она мешала двигаться, стесняя его в движениях. Но с правилами «Зеленого змея» следовало считаться. В охране там стояли близнецы оборотни. Крепкие ребята с своеобразным чувством юмора.
В переулке было темно. Неоновая вывеска мигала, окрашивая окрестности в жуткий зеленоватый цвет, от чего казалось буд-то в переулке туман. Павел привычно толкнул тяжелую дверь. Несколько молоденьких ведьм у входа, узнав его, приветливо замахали руками, но он только улыбнулся в ответа и вошел во внутрь. Красный бархатный шнур перегородил ему дорогу так же как и два молодца в черных кожаных штанах и белых футболках. У одного на футболке красным было написано «Вовик», а у другого «Шурик», только по этим надписям их и можно было различить. Даже для охотника они были идентичными - их магия пахла совершенно одинаково. Павла они отлично знали.
- Привет, Оз, - говорили они тоже хором. Поэтому у непривычных людей создавалось впечатление, что здесь гуляет эхо.
- Привет, ребята, - он протянул руку. Ее тут же дружелюбно потискали в каменных ручищах. Паша даже не поморщился.
- Проходи, друг, - Шурик отстегнул шнур и пропустил Павла за него.
- Будь как дома, но не забывай, что в гостях, - напутствовали они его привычным пожеланиям.
Он усмехнулся. Предупреждение не было излишним для него. В прошлом он не раз по пьяни сцеплялся с близнецами прямо в этом самом холле. Обладая недюжинной силой он подминал их обоих под себя, а затем они его. Но это было в прошлом, последние пару лет он вел себя тихо и даже порой помогал парням вывезти из заведения особо ретивого клиента. За барной стойкой сегодня стоял Мигель. Все что о нем знал Паша было подчерпнуто в архиве. Испанец, приехал в Питер пять лет назад, сорок два года, травник. Работает в больнице. Не женат. Никаких правонарушений.
- Привет, Мигель.
- Здравствуй, Оз. Тебе как всегда?
Паша кивнул и получил бокал с абсентом. Мигель пах горькой полынью и сухим песком.
- Как тут сегодня? Есть кто интересный? - спросил он промочив губы, но не торопясь пить.
- Пока тихо. В основном завсегдатаи. Если тебя интересует девушка, с которой ты вчера ушел, то она уже здесь. Танцует в главном зале. Пришла вместе с молодым вампирчиком. Взяла колу, - Мигель растянул красные губы в улыбке и подмигнул.
- Спасибо, ты настоящий друг, - усмехнулся Паша и сделал первый глоток.
Бармен кивнул и отошел к следующему посетителю.
Павел не торопился. Допил бокал, осматриваясь, привыкая к царящей атмосфере. Расцвеченной для него не только разноцветными мигающими огнями, но и пряными нитями силы. Среди этих нитей он уловил знакомый ему запах ладана и лимона. Тот же, что и прошлой ночью в сквере. «Значит она с ним сегодня», - усмехнулся, отставил пустой бокал с улыбающимся змеем на дне,- «Надо пойти поздороваться».
Он отошел от стойки и прошел через зал с столиками, оказался на малой танцплощадке. Звучало что-то забористое из последних ремиксов. Народ во всю отрывался. Диваны по периметру зала пока пустовали. Паша прошел этот зал, убедившись, что Иры здесь нет. Дальше шел бильярдный холл. Столы были уже все заняты, между ними сновали две официантки в коротеньких зеленых шортиках и топах с изображением эмблемы клуба, нагруженные подносами с открытыми бутылками пива. Здесь не было никого из его знакомых. В большой зал вел коридорчик драпированный алым плюшем. С огромным овальным зеркалом. На его блестящей поверхности уже красовались несколько телефонов с именами, тех кто искал партнера на эту ночь. Он равнодушно скользнул по ним взглядом и отодвинув занавес попал на главную танцплощадку клуба. На возвышении импровизированной сцены у шеста танцевали две девушки в белых купальниках в серебряных туфлях. В глубине у вертушки пританцовывал диджей в красной длинной футболке. Народу пока было не очень много, так что танцующие расположились довольно свободно. Ладано-лимонный запах вампира вывел его чуть ли ни к центру площадки. Он сразу увидел вампира. Тот не танцевал. Стоял неподвижно. Парень, как парень, среднего роста, белая футболка, черные джинсы, густые темные волосы забраны назад белой «пружинкой». Цвет лица вполне человеческий, только черты уж больной идеальные. Он казалось никого не замечает вокруг — все его внимание поглотила девушка в коротком белом платье на тонких бретелях с убранными в высокую прическу волосами. В отличии от юноши девушка танцевала и как танцевала. Паша замер, наблюдая за гротескными движениями ее танца. Замысловатые фигуры в мерцающем свете соединялись в растительные элементы, точно светящиеся следы остававшиеся в воздухе, зависали, что бы в следующее мгновение быть перечеркнутыми резкими линиями, разбитыми на осколки витража. Она устроила целое представление из своего танца. Павел еще по наблюдал за диковинными движениями, пытаясь вспомнить, что же они ему напоминают, но так в голову ничего и не пришло. Но это была не Ира. Танцующая девица совершенно явно принадлежала к роду сирен, о чем свидетельствовал зеленый цвет волос и соответствующий запах моря густо намешанный с жасмина. Павел чихнул от столь ядреного сочетания. «На рыбку потянуло», - мысленно усмехнулся он наблюдая за завороженным вампирчиком. На него нахлынул густой тяжелый запах, относящийся уже не к магии, а к обычным духам. «Кошмарные духи» - успел подумать он, прежде чем чьи-то холодные ладошки закрыли ему глаза.
- Угадай кто, - спросили игривым шепотом.
Паша попытался ощутить запах вопрошающей, потому как помнил аромат каждой с кем когда-либо был знаком. Но ничего не почувствовал.
- Ира, - проговорил он.
- Угадал.
Паша развернулся и поймал ее за талию. Она рассмеялась.
- Опять запугиваешь моих друзей, охотник? - улыбаясь спросила Ира, обнимая его за шею.
- Даже в мыслях не было, - улыбнулся он, поражаясь тому, какое удовольствие испытывает просто обнимая ее.
Она потянулась и легко поцеловала его в губы. Он ощутил на языке привкус колы.
- Я скучала, - прошептала Ира.
- Ты вчера сбежала от меня, - Паша смотрел ей прямо в глаза. В электрическом свете мерцающих огней они приобрели цвет прозрачного аквамарина.
- Прости. Моему другу нужна была помощь. Я даже не успела с тобой попрощаться. Думала ты будешь злиться, - она вздохнула и робко улыбнулась.
- Я злился. Твой друг вампир. Не представляю, чем ты можешь помочь вампиру. Разве что стать его ужином.
Ира рассмеялась.
- Надеюсь, ты не кормила его своей кровью, - полувопросительно поинтересовался Паша.
- Нет. Что ты, - она опять засмеялась, - Просто Феникс еще очень молодой. Ему иногда требуется, чтобы кто-то поддержал его.
- Поддержал? - изобразил удивление Павел.
- Снял лишнее напряжение, - ее лицо приобрело задумчивое выражение.
Паше совсем не понравилось подобное. Он нахмурился, ощущая странное недовольство и волнение по поводу этого «снять напряжение» - уж больно двусмысленно прозвучала фраза.
- И можно тебя спросить каким именно способом ты снимаешь ему напряжение?
- Секрет, - она лукаво улыбнулась, - Могут же у девушки быть секреты.
Она опять потянулась к нему, но на этот раз не поцеловала, а потерлась носом о его щеку.
«Ластиться, точно кошка», - подумал Павел.
Диджей пустил медленную мелодию.
- Потанцуем, - шепнула Ира.
Он вздохнул. Облако ее духов окружало его со всех сторон. Запах уже не казался таким ужасным как при первом вздохе, наоборот теперь он вдыхал его с удовольствием. Точно дорогой наркотик запах кружил голову, заставляя все вокруг воспринимать резче, краски ярче, запахи острее и в тоже время успокаивая и притупляя мысли. Не давая им бежать вперед, анализировать, искать второе дно в ее словах. Он ощутил как расслабляется, беспокойство по поводу ее вчерашнего бегства с вампиром теперь казалось чем-то призрачным и совсем не важным.
Танец кончился. Ира потянула его с танцпола к фиолетовым диванам установленным в нишах по периметру зала. Усадила и сама разместилась с комфортом у него на коленях. Откуда-то возникла официантка в неизменных зеленых шортах и топе.
- Что-нибудь будите? - с доброжелательной улыбкой поинтересовалась она.
- Мне «колу», а ему «абсент», - распорядилась Ира.
Официантка улыбнулась и убежала, выполнять заказ.
- Вообще-то это я должен тебя спаивать, - сказал Паша, пропуская ее длинные шелковистые волосы сквозь пальцы.
- Меня не надо спаивать, - она взглянула на него из-за плеча.
Павел улыбнулся в миг растеряв все слова. И было непонятно, то ли она предложила ему себя, то ли имела ввиду что это бесполезно, то ли что не пьет совсем. Вообще-то он склонялся к первому самому приятному для него варианту, но пошлости, вертевшиеся на языке, там и остались. Он чувствовал, что с ней так нельзя, что по отношению к данной девушке это будет подобно оскорблению святыни — и он смолчал.
Пришла официантка с их заказом. Поставила стаканы на стеклянную крышку столика рядом с ними и удалилась, показав Паше, что знает на кого записать. Он благодарно кивнул.
Ира подхватила свой стакан и припала к нему губами, видимо, ее мучила жажда, так как пила она быстро и жадно. Павел пригубил абсент. Напиваться не хотелось. Наоборот впервые хотелось все помнить, каждую мелочь: поворот головы, взгляд, изгиб губ, голос, малейшую интонацию.
- Почему ты со мной? - спросил он.
- Ты мне понравился. Нужна еще причина? - она вопросительно приподняла одну бровь.
- Вчера мне показалось, что я тебе неприятен.
- А чего ты хотел? - она рассмеялась, - Набрасывается на тебя незнакомый парень, лезет целоваться. Как бы ты отреагировал?
- Дал бы в морду, - расхохотался Паша.
Ира рассмеялась вместе с ним.
Музыка на миг прекратилась. Диджей делал объявление по поводу чьего-то день рождения. Именинник стоял около самой сцены, его шумно хором поздравляли. В установившейся относительно тишине и темноте к ним подошел какой-то высокий тип.
- Ирина, здравствуй, - он остановился прямо напротив Иры, легким движением ноги отодвинув столик в сторону.
Павел почувствовал, как девушка у него на коленях напряглась. Голос показался ему знакомым, вдоль позвоночника пробежали мурашки.
- Привет, - ответила Ира и переместила пустой бокал на столик нервным движением руки.
Паша выпрямился и выглянул из-за Иры.
- Доброй ночи, Оз, - перед ним возвышался Княжич собственной персоной.
- Как-то не ожидал увидеть тебя в подобном месте, - проговорил Паша, успокаивающе поглаживая Иру по спине.
- Я знал, что она будет с тобой сегодня. Ирина, нам нужна твоя помощь. Убили Кристофера.
Какое-то мгновение он чувствовал, что девушка колеблется, но затем она протянула руку Княжичу.
- Прости, - шепнула она Паше.
Мстислав взял ее за руку и резко дернул на себя. Ира, видимо, не ожидала ничего подобного, так как не удержалась на ногах, уже начав вставать, и угодила прямо в объятия вампира.
- Слава, зачем? - возмущенно произнесла Ира, пытаясь отстраниться от него.
- Тебе нечего делать с ним.
Паша вскочил на ноги и попытался схватить Княжича за руку, но тут как из-под земли выскочил тот самый молодой вампирчик, что танцевал совсем недавно с сиреной. Он перехватил Павла за руку и угрожающее зашипел, показав удлиненные клыки в оскале.
- Да уйди ты, - замахнулся на него Павел свободной рукой.
Вампирчик уклонился. Но этого времени хватило на то, чтобы Мстислав и Ира исчезли. Он сплюнул и зло посмотрел на подобравшегося и готовящегося к схватке молодого вампира.
- Не до тебя, - проговорил Павел и втянул носом воздух. Знакомый аромат ладана и морозной свежести, раздражающе ударил по обонянию. Он сморщился, но все таки заставил себя втянуть запах глубже надежно ловя нужную ему нить. А затем сорвался с места, еще заметив краем сознания, что вампирчик все же бросился на него, но схватил только воздух. Паша пронесся по клубу и выскочил через главный вход в переулок. Братья охранники только восхищенно присвистнули ему во след даже не пытаясь остановить. Вышедший на след охотник не самое безопасное существо.
Он несся по городу, жалея, что не может перевоплощаться, как оборотни и пользоваться при беге всеми четырьмя конечностями, в очередной раз напоминая себе, что надо бы купить машину. Но все эти мысли мелькали на заднем плане, шли фоном основной цели — найти Княжича и дать ему в морду, наконец-то.
Нить привела его на Исаакиевскую площадь. Темная громада собора зловеще давлела над прилегающем пространством едва освещенным подсветкой купола. Площадь была пустынна. Ни огонька в близприлигающих домах, ни машины на вечно оживленной улице. Паша еще раз для уверенности потянул на себя след силы, проверяя не сбился ли где по дороге, но нет — серебристая нить вела к памятнику Императора Николая. Он приблизился и увидел, видимо, уже развязку. На асфальте валялись какие ошметки исходящие тонкой серой дымкой. Рядом с ними стоял Мстислав, держа на руках мертвенно-бледную Иру.
- Охотник, тебя сюда никто не звал, - из темноты выступили еще вампиры, перегородив ему дорогу.
Он их не знал. Какие-то одинаковые лица, мраморно белые, цвета бургунского вина глазами, идеальные рты с яркими полными губами, одного роста, чернявые. Говорил, тот, что стоял ближе к нему, голос хоть и был угрожающим, но звучал мягко,из-за немножко гортанного произношения. «Не местные», - мелькнуло в голове у Павла.
- Что здесь происходит?
- Это не твое дело, смертный. Это касается только вампиров. Уходи.
- Это мое дело. Ведь здесь находится смертная девушка, - в этот момент он ненавидел их еще больше, чем обычно. Запах ладана, смешанный с разными оттенками других запахов, казалось, пропитал каждую пору его тела. Не было страха перед бессмертными существами.
Вампиры удивленно переглянулись, точно не понимая о ком он.
- Страж не относится к обычным смертным, - наконец, опять заговорил вампир, догадавшись кого Павел имеет в виду.
- Пустите меня, - он подобрался, готовясь к схватке.
- Оз, с ней все будет в порядке, - неожиданно раздался голос Княжича. Мстислав приблизился к ним, по прежнему держа на руках бесчувственную Иру. Вампир казался усталым, несмотря на то, что выглядел довольно не плохо,исчезли даже вечные черные круги под глазами.
«Он каким-то образом выкачивает силу из Иры», - другого объяснения цветущему виду вампиров рядом с ней он не видел. Что молодой вампирчик, которого она называла своим другом, что этот.
- Отдай ее мне, - Павел протянул руки к вампиру.
- Она найдет тебя сама, если захочет, - холодно ответил Княжич и развернулся к нему спиной.
Чернявые тут же сомкнули ряды, всем видом давая понять, что не пропустят Пашу, если он вздумает последовать за Мстиславом.
Сначала ушел Княжич, просто шагнул вдруг дрогнувшее перед ним пространство, оставив после себя только облачко тумана. Четверка оставшихся тут же потеряла интерес к Павлу, собрала останки убитого вампира в пластиковые мешки и тоже удалились подобным оригинальным образом. Паша длинно и витиевато выругался. Ему ничего не оставалось, как отправиться домой.
Не выспался. Ворочался до самого рассвета. Встал налил чашку кофе. Посмотрел на резервную пачку сигарет на холодильнике. Он давно уже не курил, но иногда его тянуло, не то чтобы закурить, но хотя бы поддержать сигарету в руках, помять в пальцах, чтобы на кончиках остался запах табака. Сейчас как раз был такой случай. Ему нужно было хорошенько подумать, разложить все по полочкам, прокрутить слова каждого, вспомнить все мелочи. Он попытался абстрагировать от своих чувств в отношении Иры и вампиров,что-то было в их словах, что-то он упускал из виду, какую-то деталь. Изрядно помятая сигарета из пачки оказалась у него в руках. Паша сел на табурет у окна и принялся крутить ее, рассеянно размышляя. Начав перемотку воспоминаний с самой первой встречи с Ирой.

Ариша еще даже не начала краситься. Немного заспанная и ленивая. Без своей обычной загадочно-угрожающей ауры. Задумчиво пила первую чашку зеленого чая на сегодня, меланхолично рассматривая лепнину на потолке. Из глубины архива послышался вопль радости и от туда вылетел Пашка Оз с темно-красной папкой в руках из закрытой секции. Провидица чуть не подавилась от удивления, ничего подобного в ее видениях на сегодня не было предусмотрено. Она закашлялась, глядя в след умчавшемуся охотнику. И достав зеркало из сумки, с беспокойством заглянула в него. Поверхность зеркальца затуманилась, в ней мелькнули какие-то тени. Ариша наморщила нос и сосредоточилась сильнее. Поверхность разгладилась, но теперь в зеркале отражалась уже не ясновидящая и архив, а большая кровать, на которой завернувшись в пушистый плед тигровой расцветки кто-то спал.
- Ира! - позвала она тихонько. Сверток на кровати не отреагировал. Ариша встала и выглянула в коридор, там никого не наблюдалось. Она вновь вернулась с зеркальцем за свой стол.
- Ира! - попробовала она громче, но так и не дождалась отклика на свои старания.
- Полтавская, мать твою!!!
Сверток на кровати дернулся, из него показалась растрепанная голова со следами от подушки на лице.
- шшшш, - произнесла девушка, приложив палец к припухлым ярким губам.
- Полтавская, я до тебя уже полчаса пытаюсь докричаться.
- Чего тебе, Хочу все знать? - Ирина завернулась в плед и уселась по-турецки.
- Я сегодня видела Оза, как чокнутый выскочил с красной папкой из закрытой секции и судя по тому, что я ничего об этом не знала, это касается каким-то боком тебя. Что собираешься делать?
- Ты можешь по тише говорить? Разбудишь сейчас Славика, а я второго тура обнимай не выдержу, еще со вчерашнего дурно.
Ариша поджала губы и бросила взгляд в угол, где у стены стоял огромный черный гроб с резным крестом на крышке. Гроб находился с боку кровати, поэтому она могла видеть только одну его боковину и часть плотно прикрытой крышки. Ясновидящая знала, что Ира не спит с Мстиславом. Что чувства, если они и были у нее к вампиру, давно отмерли, еще до того как их с Аришей свела судьба. Но все равно не могла отделаться от неприятного чувства, что просыпалось в ней каждый раз, когда она видела Иру в компании с Княжичем или как вот теперь в его спальне. Куда ей никогда не попасть. Ведь вампир не замечает ее — для него она всего лишь одна из смертных.
- Ладно. Спасибо, Ариш, что предупредила. С меня причитается, - наконец, произнесла Ирина.
- Что делать то будешь? - полюбопытствовала она.
- Как всегда, покорять и очаровывать, - Полтавская невесело усмехнулась и закрылась от нее.
В зеркальце опять отражалось ее лицо. Ариша достала из сумки красную помаду и машинально накрасила губы.

Паша сидел за рабочим столом и перечитывал в который раз одну и туже страницу из красной архивной папки. Все сходилось. Не было больше никакого объяснения происходящему. Ира — Страж. Существо из преданий вампиров. Каждое упоминание о нем связанно с большой кровью. Вот и в этот раз, кто-то планомерно уничтожал вампирскую братию и не простых каких-то сошек, нет, убирали старых опытных, цвет вампирского общества. Скольких уже убили? А кровопийцы все не желают постороннего вмешательства, прячутся за старые законы и секретничают. Но вампиров убивает не Ира, иначе они не стали бы ее терпеть, тем более у нее алиби. Но зачем она им? Какую роль играет Страж? И что он из себя вообще представляет? На эти вопросы Княжич ему конечно же не ответит. А если саму Иру спросить? Но где ее искать?
Его размышления прервал телефонный звонок. Сашка как ближе всех сидящий к общественному телефону поднял трубку.
- Здравствуйте. «Отдел Охраны Охотничьих угодий города Санкт-Петербурга». Александр Черкашин, - он кого-то выслушал, пару раз кивнул головой и улыбнувшись, зажал трубку рукой.
- Пашка, это тебя. Очень вкусный голос. Так бы и съел, - он оскалился и причмокнул.
Паша удивленно посмотрел на него. Звонить на работу ему могла только мама, никто из случайных подружек просто не задерживался на столь длительный срок, чтобы дать им еще и рабочий телефон. Тем более Сашка отреагировал на нее, что значит, что звонившая действительно была необыкновенной, так как обычно оборотень довольно равнодушен к особям женского пола, если только они не являются представительницами его вида.
Он поднялся, взял телефонную трубку у напарника. Тот с загадочной улыбкой уткнулся в монитор, где очередной рыцарь брал очередной замок верхом на белом коне.
- Павел слушает, - неловко произнес он.
- Привет, охотник.
Ирин голос переливался всеми цветами радуги для него. Он первые несколько минут просто наслаждался звуками ее голоса, даже не слушая, что она говорит. Из головы напрочь вылетели все вопросы.
- Эй, куку, охотник, ты меня слышишь? Прием-прием, - звонко рассмеялась Ирина.
- Повтори, пожалуйста, что ты сказала? - встряхнул себя Паша.
- Я сказала, что очень-очень жажду тебя видеть. Что я готова слезно молить о прощении за вчерашний испорченный вечер. Я готова на все, только, пожалуйста, встреться со мной сегодня.
- На все? - довольно усмехнулся Паша.
- Мое слово нерушимо, - серьезным голосом произнесла она.
- Ну я склонен согласиться.
- Тогда буду ждать тебя в нашем сквере около шести часов вечера?
- Хорошо. Только скажи ка, где ты раздобыла мой рабочий телефон?
- Пытала Княжича каленым железом, - сменила она голос на угрожающий.
Паша рассмеялся, представив эту картину.
- Тогда ты действительно заслужила прощения.
- Тогда до встречи. Чмоки в обе щеки, - в трубке раздались гудки.
Как только Павел повесил трубку, Саша высунулся из-за монитора.
- А ну ка колись, кто это был? Что за существо с голосом богини?
- Да, так. В клубе познакомились.
- Представишь?
- Даже не знаю, стоит ли.
- Слушай, если порвешь с ней не забудь телефончик для меня взять. Клянусь душой, в ее родне была Белая Волчица.
Паша пожал плечами, чувствуя себя необыкновенно довольным, настроение выправилось, мысли приняли очень приятный поворот.
Дверь в кабинет распахнулась, впустив во внутрь Княжича. Вампир окинул сослуживцев ледяным взглядом и, закрыв дверь, проследовал к своему столу.
- Привет, - поздоровался Саша, естественно не получив в ответ никакой реакции. Оборотень усмехнулся и уткнулся в компьютер.
Павел даже здороваться не стал. Накрыл секретную папку другими документами и сделал вид, что очень занят.
Вампир включил компьютер и принялся терзать клавиатуру. Ни слова о том, что было вчера, ни взгляда, подтверждающего, что вообще что-то было.
Княжич издевался над компьютером пол часа, затем что-то распечатал и ушел, оставив компьютер включенным. Паша поднялся со своего места и быстро подошел к столу вампира, заглянул в монитор и нажал на повторную печать. Принтер загудел, выдавая лист. Он подхватил лист и быстро сложив в двое спрятал на своем столе среди документов, усевшись на свое место. Саша наблюдал за его манипуляциями с возрастающим удивлением. Но он сделал знак, что расскажет позже. Вапмир вернулся, уселся за компьютер.
Павел осторожно сунул распечатанную бумажку в карман шорт.
- Сашка, если меня кто-то будет искать я по делам в управлении, пусть на мобилу звонят.
- Ок, - Саша даже не поднял головы.
- Пока.
Он вышел из кабинета и, только миновав вертушку на входе, понял, что ему это удалось, и Княжич ничего не заподозрил. Обычно очень чувствительный к эмоциям окружающих существ, вампир сегодня, видимо, был занят чем-то таким,что требовало полной его сосредоточенности.
Небо на улице резало глаз своим невыносимо ярким цветом. Солнце пекло, не смотря на то, что вечер пытался уже вступить в свои права. До сквера Павел добрался довольно быстро. Купил по дороге белых хризантем. Ожидал, что придет раньше и будет время посидеть и подумать о том, как вести себя с ней.
В сквере на скамейчках разместились художники с планшетами. Он с интересом пробежал взглядом по их законченным работам, выставленным на продажу. Один старичек, заметив его интерес, предложил нарисовать ему портрет. Паша отказался, оглядывая уже скверик в поисках свободной скамейки. И сразу заметил Иру. Она сидела одна на самом солнцепеке, одетая в ярко-рыжее платье и такого же цвета босоножки, крепящиеся к ноге по средствам шелковой ленты. Ленты крест накрест были перевиты вокруг еще щиколоток и завязаны бантами. Что-то греческое скользило в покрое ее одеяния. Он подошел к ней ближе. Ира сидела с закрытыми глазами, подняв лицо навстречу лучам вечернего солнца, на коленях у нее лежал апельсиново-оранжевый зонт-трость. Темные волосы светились, отливая золотом.
- Долго собираешься на меня смотреть? - спросила она, открыв глаза и улыбаясь.
- Есть на что посмотреть, - усмехнулся Павел и протянул ей хризантемы.
- Почему не розы? - поинтересовалась Ирина, садясь прямо и поправляя подол платья.
- Розы — это пошло, - он сел рядом с ней с удовольствием ощутив наркотический запах ее духов.
- Спасибо, - она легко поцеловала его, оставив запах колы на его губах.
- Куда ты хочешь пойти?
- Есть одно милое место, недалеко от сюда. Хорошенький ресторанчик с караоке, семейная теплая атмосфера. Хороший повар.
- Отлично, пошли.
Он встал и помог подняться ей, взяв ее за руку.
- Зачем тебе зонтик, дождя вроде не намечается?
- На всякий случай, не хотелось бы привести в негодность в первые одетое платье.
- Ради меня?
- Конечно, сегодня все только для тебя, - очаровательно улыбнулась она и взяла его за руку.
Они медленно направились из сквера, провожаемые взглядами художников.
Ресторанчик действительно находился не далеко, но так умело был спрятан во дворах, что найти его могли только завсегдатаи или те, кто любил гулять по маленьким дворикам, мощенным красной и желтой плиткой, с кадками, в которых росли хилые березки и пушистые елочки. У ресторана было довольно странное название «Тополек». Паша с удивление возрился на вывеску.
- Ты чего? - улыбаясь спросила Ира.
- Ты знаешь так назывался детский садик, в который я ходил.
Она расхохоталась. Паша смутился, воспоминания были неожиданными.
Они зашли во внутрь. Приятные желтые занавески, круглые янтарные столики, стулья с круглыми низкими спинками и подлокотниками. По окнам течет вода, создавая приятный уху шум и вместе с тем, защищая посетителей от взглядов с улицы. По стенам постельные пейзажи. Небольшая сцена с микрофоном, плоский экран на стене. Симпатичная русоволосая девушка за пультом с заявками на песни. Сейчас людей еще было немного, в зале легко играл вальс Штрауса. Они заняли столик около окна первый от сцены. К ним тут же подошел официант-мальчик с меню. Ира скользнула по официанту взглядом. Он улыбнулся ей и чуть наклонил голову.
- Не знала, что сегодня твоя смена, - сказала она приняв меню.
- Елка заболела, пришлось подменить.
- Думаю, она сегодня к вечеру уже совсем будет здорова, - улыбнулась Ира.
Мальчик просиял лицом.
- Спасибо, - чуть ли не поклонился, но удержался, и отошел, дожидаясь когда они будут готовы заказать.
- Ты здесь всех знаешь?
- Нет. Я училась вместе с Елкой.
- А он? - Паша кивнул головой на официанта.
- Он с ней живет. Не знаю в каких они отношениях, никогда в такие подробности не вдавалась, - проговорила Ира, изучая меню, - Тебя что-то беспокоит? Хочешь, можем пойти в другое место?
- Нет. Все нормально, - проговорил Паша, открывая свое меню, - Извини.
Она никак не отреагировала на его извинения.
Когда им принесли заказ, Павел еще раз порадовался, что не поддался порыву и не ушел от сюда. Блюда пахли просто божественно, настолько, что его желудок заурчал.
- Прости.
- Хорошо, что ты решил остаться. Волчок бы обиделся. Решил бы, что из-за него ушли.
Паша поймал ее благодарную улыбку, стало хорошо, от того, что смог угодить ей. Она опять заказа колу и теперь пила ее большими глотками, заметив его взгляд, смущенно улыбнулась и поставила стакан на стол.
- Не ела двое суток, а кола, единственное, что быстро восполняет мои энергетические затраты.
- Почему не ела? - удивился Павел.
- Когда с вампирами общаешься, забываешь, что нужно есть.
- Что тебя с ними связывает?
- Давняя дружба.
- Я про вампиров.
- Я тоже про них, - усмехнулась Ира.
Павел нахмурился. Ему не нравилось, что Ира общается с вампирами, а особенно ему не нравились ее отношения с Княжичем.
- А Мстислава давно знаешь?
- С рождения, наверное. Клан вампиров всегда заботился о нашей семье.
- Почему? - Павел насторожился, потому что понимал, что подобрался к одному из секретов, что ее окружали.
- Я компенсатор. Кажется я уже тебе это говорила,- Ира тяжело вздохнула, точно устала из раза в раз объяснять одни и теже очевидные вещи.
- Все равно не понимаю. Нет никаких компенсаторов.
- Ты думаешь сколько нужно человек, чтобы восполнить запасы энергии для высшего вампира, изгнавшего демона за пределы нашего мира?
- Они давно этим не занимаются.
- Откуда ты знаешь, - невесело усмехнулась она, - Так сколько?
- Понятия не имею. Но ты то тут при чем?
- Технологию крови знаешь?
- Вроде как чистая энергия для них, - Паша смотрел в ее блестящие глаза.
- Молодец.
- И что?
Ирина схватила его за руку и поцеловала ладонь. Сильно запахло колой. Прикосновение было быстрым. Но ощущение от него, точно током, по всей руке и вдоль позвоночника — боль, а затем нахлынуло. Паша зашипел, ухватился второй рукой за край столешницы.
Она отпустила, весело глядя на него.
- Прости. Забыла, что у тебя каналы не чищенные, - раскаинья в ее голосе он не уловил.
- Я сейчас, - прошипел сквозь зубы.
Удержала.
- Не вставай, сейчас пройдет.
- У меня не пройдет, - зло зашипел на нее, вскочил и нервным шагом поспешил в туалет.

Вернувшись обнаружил за своим столиком какого-то хмыря в дорогом костюме. Ирина сидела с приклеенной улыбкой, бросила умоляющий взгляд на Павла.
- В чем дело? - спросил Паша, положив руку на плечо незнакомца.
Тот посмотрел на него снизу маслеными блеклыми глазками.
- Очень твоя девушка понравилась, - ответил мужик.
- И? - Паша нахмурился.
- Хотел попросить ее спеть, - ухмыльнулся тип.
- Ну?
- Никак не могу уговорить. Может ты поможешь?
- Споешь? - обратился Павел к Ирине. Судя по ее лицу она едва сдерживалась, чтобы не расхохотаться, он и сам потешался над ситуацией.
- Ну раз ты просишь, - обольстительно улыбаясь промурлыкала Ира и поднялась со стула, вильнула бедрами, разворачиваясь, прошествовала к девушке за пультом. Наклонилась, что-то шепча той. Девушка посмотрела в их сторону, хитро усмехнулась и кивнула головой.
- Не стесняйся, садись, - предложил мужик Павлу. Подозвал к себе официанта. Тот резво вернулся с двумя стопками, от которых ощутимо пахло тыкилой,- Угощаю.
Паша решил раз пошла такая пьянка, махнуть на все рукой. Пододвинул стул от свободного столика, уселся рядом с мужиком. Они выпили на пару. Павел облизал покрытый солью край стопки, закусил лимонной долькой, сморщился. Между столика пробежал официант расставляя круглые подсвечники, с горящими внутри свечами. На окнах закрыли темные экраны, выключили в зале свет. Двумя софитами посветили сцену.
- Слышь, она у тебя очень красивая, но петь то умеет? - поинтересовался мужик вновь подзывая к себе официанта.
- Без понятия, - улыбнулся Павел, благодарно принимая еще стопку с тыкилой.
Видимо, приготовления, наконец, закончились, так как девушка уселась обратно за пульт, щелкнула тумблером, погасив и софиты у сцены. В ресторанчике все как по команде затихли, кажется даже есть перестали.
С первый же аккордов песни Павел понял, что это будет что-то веселое, на исполнение чего не нужно консерваторского образования. То что последовало дальше заставило его в который раз задумать над вопросом — Кто такая Ира?. Подобного он не ожидал. Она устроила целое шоу.

Если бы ты знал, как мне жаль,
Если бы ты знал, как болит,
Если бы ты видел мою печаль в лицо,
То узнал, что она говорит.
Да не важно, что ты сказал,
Ведь не важно что, а как
А я тебя услышала,
Я поняла,
Да и ты далеко не дурак.

Снова стою одна,
Снова курю, мама, снова
А вокруг тишина
Взятая за основу.

Пела Ирина грудным голосом с едва заметной хрипотцой, совсем не смотрела на текст песни, бегущий по экрану позади нее. К тому же она двигалась, а не стояла столбом, как люди поющие в караоке. Движения плечей, бедер, мимика — все говорило за то, что делает она это не в первый раз, и делает на профессиональном уровне. В движениях скользила раскованность и даже развязанность, которая еще больше привлекала к себе, притягивала взгляд к гибкому телу, голым коленям, щиколоткам, рукам, круглым плечам.
- Да, она у тебя профессионалка, - выдохнул с восхищением его собутыльник опрокидывая в себя неизвестно какую по счету рюмку.
Павел скрипнул зубами и тоже выпил следующую.
Выступление Ира закончила эффектным нисхождением со сцены и подходом к их столику, где совершенно не стесняясь на последних аккордар она поцеловала его собутыльника прямо в лысину.
В зале зажегся свет. Последовал шквал аплодисментов и требование спеть еще. Ира залилась румянцем, всех поблагодарила и вернула микрофон на сцену. Мужик не отрывал от нее восхищенного взгляда, чем ужасно раздражал Павла. Он нахмурившись зло посмотрел на Ирину. Она поймала его взгляд изобразила на лице виноватую улыбку и пожала плечами. Он продолжал прошивать ее взглядом, чувствуя, что злиться тем больше, чем больше взглядов окружающих ловит на ней. Тем более, что их сосед по столику распоясался после выпитого настолько, что вдруг стал на колени
- Выходи за меня, не пожалеешь, - он сделал жест от груди, видимо, изображая символическую передачу своего сердца ей.
Это стало последней каплей для Павла. Он подозвал официанта и потребовал счет. Оплатил. Схватил Иру за руку и потащил за собой. Выволок ее во двор, где уже зажгли фонари, ознаменовывая наступление ночи.
- Что ты себе позволяешь? Ты вообще соображаешь что-нибудь? - таким злым он себя очень давно не чувствовал.
- Т-шшш, успокойся. Все хорошо, - она подалась к нему и обняла, укачивая в объятиях, как маленького капризного мальчика.
Паша удивленно замер. Злоба улетучивалась, накатывало расслаблено-веселое настроение, так присущее опьянению.
- Прекрати манипулировать моим настроением, - тихо произнес он, впрочем не пытаясь вырваться или убрать ее руки.
Она прислонилась своим лбом к его, ее огромные зелено-карие глаза оказались напротив его.
- Пойдем ко мне в гости?
- А твои против не будут?
- Я одна живу, если тебя беспокоит это, - она поцеловала его.
Ее дыхание пахло колой. Губы после поцелуя приятно покалывало.
- Так идем или нет? - она хитро прищурилась, освобождая его от своих прикосновений.
- Идем только не к тебе. Пойдем в гостиницу.
Ирина расхохоталась. Паша рассмеялся вместе с ней, настолько она была заразительна.
- Ладно, хорошо, - отсмеявшись ответила Ира.
- А что я смешного сказал?
- Просто мои мысли отгадал.
Паша взял ее за руку. Они вышли через дворы на проспект. Несмотря на поздний час людей было много — компаниями и парами. Они стремились найти прибежище на эту ночь среди заведений, освещенных яркими огнями. Ира и Павел идеально вписались в эту разношерстную толпу. Найти свободные места в гостинице проблем не составило. Они специально выбрали недорогую, без метродотелей и суетящейся прислуги, без золотой лепнины, парчовых занавесей и плюшевых пуфиков. Номер был чистеньким и совершенно безликим. Какое-то отличие от своих собратьев ему должна была придать картина. Небольшая, с альбомный лист, с неяркой акварелью петербургского гранитного берега.Ирина сбросила босоножки, прошлась по ковру к кровати у окна, выглянула в окно. Паша остановился у порога и замер наблюдая за ее передвижениями по номеру. Ира отошла от окна, заглянула в ванную, покрутилась около зеркала на стене и, вернувшись к кровати, села на ее край.
- Иди сюда, - поманила она его к себе и похлопала рукой по кровати.
Паша снял панамку и бросил ее на тумбочку, оставил на пороге вьетнамки. Какая-то неуверенность скользила во всех его движениях, он и сам чувствовал свою вдруг образовавшуюся неуклюжесть. Ирина поднялась ему на встречу. Ее глаза широко распахнулись и он прочел в их глубине восхищение. Она не шагнула ему на встречу, скорее это было похоже на движение из танца, такое естественно-правильное, красивое. Еще мгновение и вот она рядом с ним, и ее руки скользят по его плечам, груди. Ловкие пальчики быстро расстегнули рубашку, стянули с него. Последовал вздох и она отошла от него, закружила вокруг, прищелкивая язычком, изучая, не отрывая глаз. А потом вновь оказалась совсем рядом. Без каблуков она стала намного ниже его. Ирина посмотрела ему в глаза.
- Ты совершенство.
Паша не знал что ответить, вообще-то это он должен был по всем правилам любоваться ей и восторгаться, но как-то все с самого начало пошло не так как обычно. Ира вела во всем, манипулировала им, вот и сейчас он уже полуголый, а она одета и, похоже, даже не собирается раздеваться. Точно прочитав его мысли, Ира стянула платье через голову и бросила его на пол. Павел нервно всхлипнул и втянул воздух сквозь зубы. Она отлично знала какое впечатление производит. Повернулась несколько раз, давая рассмотреть со всех сторон. Засмеялась, хватая его за руку, потянула к кровати и заставила лечь на живот.
- Так у тебя ничего не выйдет. Нужно чтобы ты расслабился. Лежи и получай удовольствие.
Ирина уселась на него сверху. Теплые сильные пальчики пробежали по плечам разминая их, а затем с силой нажали на несколько точек между лопаток.
Павел не смог сдержать стон удовольствия.
- Сделай еще так, - попросил он.
- У тебя здесь просто кошмар какой-то, но я все улажу, - серьезным голосом заявила Ирина.
Ее пальцы запорхали по его спине, нажимая, поглаживая, разминая. Паша расслабился, доверяя ее рукам, запретив себе думать о том, на ком она так натренировалась. Поэтому для него стало полной неожиданностью, когда она вдруг укусила его за плечо. Было не больно, просто неожиданно, он вздрогнул.
- Эй, не кусайся, - смеясь, попросил он.
- Все что пожелает, мой господин, - услышал он в ответ.
На этот раз она не укусила то ли лизнула, то ли поцеловала. Он ощутил приятное покалывание кожи, искорки от места поцелуя пробежали по всему телу, отдаваясь сладостной негой. Теперь каждое движение пальцев сопровождалось подобным поцелуем, превращая процедуру в настоящую пытку. В какой-то момент Паша не выдержал, он резко перевернулся и подмял Иру под себя. Она завизжала и расхохоталась.

14:50 

Симпотяга)))

За ХВОСТ не дергать!


13:30 

Друзья.

За ХВОСТ не дергать!
Я всегда с тобой, даже когда меня нет рядом. Я люблю тебя таким какой ты есть. Я не хочу исправить тебя или переделать, потому что я люблю тебя таким какой ты есть. Я смогла бы быть с тобою всегда, всю жизнь, но я понимаю, что ты бы не смог. Не смог быть только моим, только для меня, и от этого я люблю тебя еще больше. Я благодарна за тот солнечный день, когда я впервые увидела тебя. Я благодарна за каждую секунду с тобой. Ради того, чтобы встретиться с тобой стоило жить. Я люблю тебя...

11:15 

Отчет в картинках. Как мы отдыхаем)

За ХВОСТ не дергать!


15:23 

Вот что вырасло за 3 месяца на моих пальчиках)))

За ХВОСТ не дергать!


18:15 

Терпеть- Трперь - не сметь кусаться.

За ХВОСТ не дергать!
Чтобы быть ангелом, нужно иметь дьявольское терпение (с)

13:19 

Смс-ки

За ХВОСТ не дергать!
Вечер 21.52
Смс от Нене - Аниме плохо влияет на моего брата! Он купил розовую Китти в стразах и повесил на телефон! 0.0
Смс от Чи - Когда он начнет говорить "ня" вызывай скорую помощь =@.@=

Смс от Нене - О.0!

12:19 

За ХВОСТ не дергать!
А я б хотела птицей стать...

18:58 

Гадалка

За ХВОСТ не дергать!
Костя никогда не верил в гадания. Вообще вся мистика представлялась ему всего лишь плодом больного воображения какого-то не слишком умного человека. Он не верил в верховные силы, демонов, ангелов, да и в Бога он тоже не верил. Заблуждения большинства его мало касались и вызывали скорее снисходительную улыбку. С этой снисходительной улыбкой он смотрел на свою бабушку молящуюся вечерами темным иконам, на свою мать бегующую ставить свечку в церковь. Он придерживался взглядов своего отца, который всем в своей жизни был обязан целиком и полностью только себе самому. А всякие штучки-дрючки считал бабскими выдумками. «Ты пойми, сын, бабе так легче — жить и верить, что за ней кто-то присмотрит, кто-то поможет ей. Мы ж с тобой мужики и должны четко оценивать ситуацию и понимать, что все это фикция и только от нашей силы и мозга зависит наше будущее», - внушал ему отец. И Костя верил ему. И чем старше становился, тем большее веровал в превосходство разума над слепой верой. Поэтому когда Тома начала упрашивать сходить его вместе с ней к гадалке, он в начале на отрез отказался. Тамара, правда, не хотела отступится в этом вопросе, особенно на кануне свадьбы, и продолжала терзать его бесконечными уговорами, разразившись при последнем их разговоре целым потоком слез. Костя был вынужден согласиться.
- Но только гадание. Никаких этих вуду-шмуду вроде вызывания духов, - безапелляционно заявил он.
- Хорошо, - тут же просветлела лицом Тома и радостно захлопала в ладоши.
Решено было пойти к гадалке вечером в пятницу. Выбор гадалки Костя оставил на Тамару с условием, что это будет женщина, а не экзальтированный тип с бородой в черном балахоне.
Дом ведуньи ни чем не отличался от остальных безликих девятиэтажек спального района. И двор был совершенно обычным. Машины около подъездов, маленькая детская площадка с покосившимися качелями, раскормленные голуби и тощие кошки, греющиеся на крышке люка с горячей водой. Около подъезда виднелись несколько клумб с кучками желтых «ноготков» и длинными стеблями еще не зацветших «астр». В доме пахло подвальной сыростью и горелой картошкой. Лифт гулко урчал, поднимая их на нужный этаж. Дверь в квартиру опять же была совершенно обычной, какой-то серой запоминающейся. На звонок она тут же открылась, точно их ждали. На пороге показалась тощая женщина лет сорока с длинным носом, выщипанными ниточками бровей и ярко накрашенными широко раскрытыми черными глазами. Одета она была в темно-зеленое платье в ярких желтых цветах, волосы скрывал рубиновый платок с точно такими же цветами.
- Нам бы Зухру, - проговорил Константин, заметив, что Тамара растерялась, а женщина выжидающе молча смотрит на них.
- Я Зухра, - ответила она грубоватым низким голосом, - Проходите, Костя.
Он удивился, но решил про себя, что возможно Тома упоминало его имя в телефонном разговоре, когда спрашивала о времени приема.
Ведунья посторонилась, пропуская их в квартиру. Как не странно благовониями не пахло. Но запах какой-то все-таки присутствовал. Что-то знакомое, сладкое. Обстановка приятно удивила. Никаких погребальных тонов или чрезмерно аляповатых красок. Все гармонично и как-то правильно уютно. В комнате куда их привела Зухра мебели практически не было, не считая круглого стола и трех стульев. Обои были нежно золотыми, под ногами настелен мягкий бордовый ковер. Гадалка закрыла тяжелые бордовые портьеры, зажгла свечи у нескольких старинных икон в углу в тяжелых медных окладах. Поставила канделябр с свечами на стол и села, достав из кармана платья потертую колоду карт.
- Садитесь, - кивнула она на стулья по другую сторону стола.
Косят сел, дернув за руку Тамару. Та неловко уселась, прижав к животу сумочку.
Не спрашивая их ни о чем гадалка перемешала колоду несколькими быстрыми движениями.
- Подумайте о том, чего вам бы хотелось узнать, - проговорила она, закрывая глаза и продолжая мешать колоду.
Лицо Томы приобрело задумчивое выражение, она даже нахмурила брови. Костя же не думал ни о чем, если не считать того, что вся это затея бред, а завтра ему с утра опять нужно на работу и, если будут продолжаться дожди, то, наверное, не стоит пока мыть машину.
Между тем гадалка открыла глаза, руки ее замерли, она внимательно посмотрела сначала на Тому, потому на Костю и вдруг принялась метать карты на стол с поистине потрясающей скоростью. Карты ложились ровной колонкой, ни одна даже не попыталась свалиться со стола. В какой-то момент Зухра остановилась и сунула остатки колоды обратно в карман. Затем она низко склонилась над картами нахмурившись, пару раз провела над ними рукой и сгребла их. Аккуратно перемешала и положила на стол, накрыв получившуюся кучку рукой.
- Сначала ты Костя, - обратилась она к нему, вокруг рта у нее залегли глубокие складки.
- Завтра будет дождь весь день. Машину можешь не мыть. Поедешь на работу не сворачивай на проспект Обуховской обороны, езжай по другой улице.
Костя не успел ничего сообразить. Мысли всегда шедшие в его голове логически стройными рядами вдруг перепутались, зацепившись бурлящим потоком о единственный вопрос: «От куда?»
Зухра же продолжила дальше без остановки, точно пытаясь поскорее выдать переполняющую ее информацию.
- Теперь ты, Тамара. У тебя будет ребенок, мальчик. Ты будешь счастлива. За Костю ты замуж не выйдешь.
При этих словах Тома, внимавшая ей до этого с открытым ртом, громко ахнула и страдальчески протянула:
- Как же?
Зухра не ответила на ее вопрос. Она протянула руку к Косте.
- Деньги. Пятьсот рублей.
Константин вздрогнул под ее тяжелым взглядом, достал кошелек и отдал требуемую купюру.
- Идите, - гадалка выпроводила их быстро из квартиры, на прощание уже закрывая дверь, она произнесла ему в след — Не ездите завтра старой дорогой, Костя, тогда, возможно, у вас все еще сложится.

Константин очнулся только, сев в машину и, услышав знакомый успокаивающий шум двигателя. Тамара тихонько всхлипывала, комкая в тонких пальчиках платочек.
- Ну, что ты так расстроилась? Подумаешь старая грымза наговорила глупостей. Томочка, но что может случиться? До свадьбы неделя осталась. Не влюбишься же ты за неделю в другого? - он улыбнулся и погладил девушку по голове.
- Но, Костя, от куда она знала как тебя зовут? Я ей не говорила. И на мои вопросы она ответила правильно, - Тамара устремила на него заплаканные серые глаза.
- Ну, может ты случайно в разговоре обронила, когда с ней созванивалась и сама не заметила. А вопросы? Ну что вопросы — она же тоже баба, должна понимать о чем ты думаешь, - Костя тронул машину с места.
- Костя, пожалуйста, пообещай мне, что сделаешь, так как она сказала, - серьезно проговорила Тома, понуро глядя в окно.
- Хорошо. Я обещаю поехать завтра новой дорогой.
- Спасибо.

Ложась спать он все еще продолжал терзаться мыслями о походе к гадалке. Не все он мог объяснить, и это мучило его, лишая привычной уверенности. «Все это глупости. Бабьи выдумки. Хороша тетка, как качественно голову мне заморочила, профессионалка. Все будет хорошо».
Костя заснул, зацепившись за эту мысль.

Он проспал. Это было столь невероятно, что Костя несколько раз посмотрел на будильник в надежде, что ему померещилось, затем изучил часы в мобильном и даже позвонил в службу точного времени. Но все показания сводились к тому, что он действительно проспал, впервые за десять, а может и пятнадцать лет. Это небольшое происшествие настолько его удивило, что он ни сразу понял, что Томы в квартире нет. На кухне его ждала записка: «Уехала к маме дня на два-три. Будь осторожен. Люблю. Тамара»
- Бабьи выдумки. У всех у них мозги набекрень, - проворчал он поспешно собираясь.
На улице лил дождь. Потоки воды с шумом неслись по асфальту к канализационным стокам. Пахло прохладной свежестью. Город производил впечатление хорошо отмытого живого существа, которое вдруг смогло снова свободно дышать. Толпа расцвеченная яркими зонтиками текла по своим делам.
Костя спешил как мог и все равно безбожно опаздывал, была еще возможность успеть вовремя, если ехать старой дорогой. «Обещал Томке, что сделаю как просила ведьма. Но ведь опоздаю же. Глупые бабские выдумки. Была не была».
Он свернул в обычном месте и выехал по небольшой узкой улочке к пр. Обуховской обороны. Светофор удачно мигнул ему зеленым светом, разрешив поворот. Свернул выехав на главную дорогу и дал газу с общим потоком. Откуда-то выскочила синяя тойота, заставив его прижаться к обочине. В результате не сбавив скорости он промчался на всем ходу по огромной луже за остановкой. Успев заметить, что окатил с ног до голову толстенькую девчушку лет шестнадцати. Костя глянул в зеркало заднего вида и удивленно увидел, что она замерла на месте прямо напротив лужи и смотрит ему вслед.
- Сама дура. Смотреть нужно куда идешь, - больше с досадой, чем с злостью проговорил он. В этот момент мотор его машины заглох. Его дернуло вперед и приложило в подушку безопасности, ремень больно врезался в грудь. Автомобиль еще проскользил по инерции по мокрому асфальту и мягко ткнулся носом в поребрик. Сзади раздались резкие гудки. Никто в него не врезался, поток успел свернуть обогнув замершую машину. Костя потряс головой, освободившись от подушки, расстегнул ремень и вылез из машины на тротуар. Сердце гулко трепыхалось в груди, мозг еще не совсем осознал, что произошло. Он посмотрел по сторонам и увидел ту самую девчушку. Она все еще стояла у лужи и белозубоехидно улыбалась ему. Перед глазами у него потемнело.
- Сука, чего лыбишься?! - заорал Костя на нее, пытаясь сорвать зло хоть на ком-то, ведь теперь он точно опоздает на встречу, да и машина совсем новая. «Ну что могло случится?»
Девушке явно не понравилось как он к ней обратился, улыбка сползла с ее круглого лица. Она не проявила никакого испуга по поводу его ярости. Наоборот подняла руку и поманила его пальцем.
Константин удивленно уставился на нее. Позади раздалось знакомое урчание мотора. Он обернулся, чтобы увидеть как его машина сама по себе сдает задом и движется прямиком к девушке. Автомобиль затормозил четко в луже. Костя еще не успел отойти от всего этого, ведь было понятно, что его машину угоняют прямо у него на глазах, другого объяснения всему происходящему он не находил. Припустил бегом за своим автомобилем, уже понимая, что не успеет — девушка сядет в машину и уедет со своим подельником быстрее, чем он до нее доберется. Но она похоже никуда не торопилась. Стояла спокойно дожидаясь его, держа в одной руке апельсиново-рыжий зонт-трость, а другой отряхивая пиджак. При более близком осмотре он дал бы ей лет двадцать. Костя добежал до машины и дернул дверцу на себя — внутри никого не было. Он удивился, но быстро сел внутрь намереваясь уехать от сюда как можно быстрее. Стоило ему сесть, как работающий двигатель тут же затих. Костя выругался матом и ударил по рулю со всей дури.
- Пока не извинишься, никуда не поедешь, - раздалось рядом с ним.
Он вскинул голову. Девушка все еще была здесь. Пристально смотрела на него светло-карими глазами подведенными бронзовым карандашом, видимо, в тон блузе.
- Что ты сказала?
- Я сказала, что ты идиот, - спокойно процедила она сквозь зубы и вдруг резко ударила по капоту его машины зонтиком. Двигатель взревел.
- Да пошла ты.
- Ты еще меня поищешь, - она отвернулась от него и нырнув в толпу у остановки зашагала к метро.
Константин осторожно двинул машину с места. Двигатель работал четко, без каких-то подозрительных стуков или скрежета. Он окончательно успокоился только, когда доехал до офиса и припарковался на обычном месте в маленьком дворике, замощенным красной плиткой. Аккуратно закрыл машину, поставил на сигнализацию. Осмотрел капот со злостью — на нем красовалась вмятина и след, точно была содрана вся краска, грунтовка и даже верхний слой металла.
«С какой же силой нужно было ударить?»
- Вот же гадина, - проговорил он с отчаяньем и направился в офис.
Стоило ему открыть дверь, как окунулся в привычный мир мельтешения, быстрых переговоров, удачных решений и бесконечных контрактов о поставке. И лишь к вечеру вспомнил о странном утреннем происшествии. Вспомнил и не смог найти объяснения многому произошедшему.
- Все чушь. Идиотизм какой-то, - бубнил он стоя около машины.
Рядом кто-то присвистнул.
- Кто это тебя так?
Он обернулся, глядя на менеджера Сергея из торгового отдела.
- Не поверишь. Сам с трудом верю, - усмехнулся Костя, - Девица с зонтиком.
- Ты что задавить ее пытался? - округлил глаза Серега.
- Да нет. Что ты, - он рассмеялся, - Просто торопился, облил ее случайно.
- Что-то я не понимаю. Ты что остановился, чтобы извиниться?
- Нет.
- Тогда как она успела тебя так разукрасить?
- Машина заглохла. Она ее пальцем подманила и как долбанет зонтом, - собственное объяснение показалось ему чистым бредом.
- Кость, ты давно в отпуске был?
- Года два назад, вроде, - рассеянно проговорил он, созерцая вмятину.
- Пора-пора тебе, друг, отдохнуть, - похлопал его по плечу Серега.
- Что-то я действительно сегодня подустал.

В сервисе куда он сдал машину на него смотрели с жалостью.
- Не повезло тебе, мужик, видимо, с крыши что-то скинули, - произнес крепкий кряжистый автомеханик в темно-синем комбинезоне.
- Да нет. Девушка зонтом ударила, - промямлил Костя, расписываясь в документах о сдачи машины на ремонт.
- Я б на твоем месте с такой девушкой побоялся бы встречаться, а вдруг в следующий раз она тебе по голове так стукнет, - рассудил механик.
- Она не моя девушка. Я с ней не встречаюсь, - Костя заглянул в глаза устремленные на него и понял, что уже не хочет ничего объяснять. «Все бесполезно. Ни один из них не поверит. Да я бы и сам не поверил, раньше».

До дому добрался на автобусе. Приехал уже поздно. Дома никого естественно не было. А кому там быть, если Тома к маме уехала. Зазвонил телефон.
- Алло?
- Костя, это я. Ну, как день прошел?
Звонила Тома, спрашивала деланно веселым голосом.
- Нормально. Все как обычно, - соврал он, понимая, что если проболтается, то не будет ему от нее житья. «Еще и свадьбу отменит, от нее всего можно ждать. Женщина, что с нее возьмешь».
- Надеюсь, ты меня не обманываешь? - с подозрением проговорила она.
- Нет, что ты, Томочка, - пустил он немного ласки в голос.
- Очень хорошо. Я по тебе уже соскучилась. А ты, котик?
- Я тоже скучаю. Возвращайся быстрее.
- Как только все улажу с мамой, сразу вернусь. Сам понимаешь доверять подготовку собственной свадьбы чужому человеку просто глупость — все будет наперекосяк.
- Я понимаю, Томочка.
- Пока. Целую.
- Пока.
Повесил трубку. После разговора с Тамарой отпустило. «Все по-старому. А то что мне утром привиделось — так спать нужно больше. Вот завтра воскресенье, отосплюсь».

Костя проснулся от звонка. Кинул взгляд на часы — 8.00
- Какая собака будит меня в воскресенье в такую рань? - протянул руку за мобильником, вибрирующем на тумбочке.
Панель высвечивала фотографию Сереги.
- Костя, ты где? - вместо привычного «алло».
- Как где? Дома сплю, - процедил он.
- Ты издеваешься?! У нас заседание через пол часа. Между прочем по твоим договорным обязательствам.
- Сегодня же воскресенье?
- Какое воскресенье? Понедельник давно уже.
- Серега, кончай прикалываться. Ты думаешь если с моей машиной такая фигня приключилась, так я теперь стану верить во всякие провалы времени и тому подобное?
- Гений, глаза протри и на мобиле посмотри день и число. Пить меньше надо или больше. Давай руки в ноги и на метро, - Серега повесил трубку.
Костя посмотрел на экран телефона, так и есть — понедельник. Сорвался с места, продолжая недоумевать по поводу исчезнувшего воскресенья — выспавшимся он себя совершенно не чувствовал.

Серега встретил его в коридоре с папкой документов.
- Ох, и попадет тебе, друг, - проговорил он всовывая ему договора.
- За что? - не понял Костя.
- А кто подписал контракт на поставку на сумму 1 рубль?
- Кто? - не понимая ничего переспросил Костя.
- Кто-кто, конь в пальто. Константин, приди в себя! - с этими словами Серега запихал его в кабинет к начальству.

Костя все еще не мог прийти в себя. Он всегда был крайне внимателен в отношении документов, тем более цифр и отлично помнил, что договор был подписан на один миллион рублей, каким образом один миллион превратился в один рубль было просто уму не постижимо. Так же как и вопрос с исчезнувшим воскресеньем — все еще оставался открытым. Хорошо еще что заказчик был хорошо проверенный постоянный клиент, который посмеялся над сложившейся ситуацией и согласился переподписать контракт. Да и руководство все больше смеялось, чем ругалось. Вызывали его по другим контрактам, выразили благодарности, предложили повышение до начальника отдела. Он обещал подумать.

После напряженного дня ехать в метро не было сил и хотя трястись на трамвае в два раза дольше, решил все-таки ехать на нем. В вагоне было прохладно не смотря на душный день. Кроме него всего два пассажира. Девочка лет десяти с ярко-желтым плеером и сгорбленная старуха в зеленом платке с большой холщевой сумкой в руках. Кондуктор пожилая женщина с густо накрашенными голубыми тенями веками доброжелательно поздоровалась, продала билет и ушла на свой стул в начале вагона. Через пару остановок застряли в пробке. Пока стояли на небо наползла темная туча, пошел дождь. Трамвай, подчиняясь первому удару грома, тяжело дернулся и, они, наконец, вновь поехали. Рассмотреть за окном хоть что-нибудь стало совсем невозможно. Костя снял очки и потер глаза кончика пальцев. Лучше стало не намного. Прикрыл глаза казалось только на минуту, прижался лбом к холодному стеклу. А уже кто-то тряс его за плече.
- Эй, парень, кольцо.
Костя вздрогнул, поднял мутный взгляд на высокого тощего парня в оранжевом жилете кондуктора.
- Сколько сейчас? - хриплым со сна голосом спросил он.
- Почитай первый час ночи. Мне смену сдавать. Давай-давай, выходи.
- А ты давно на смену сегодня заступил? - зачем-то поинтересовался Костя, поднимаясь.
- Я сегодня в две смены, с четырех утра на ногах.
Константин снова вздрогнул, вдруг совсем проснувшись.
- А какой день недели?
- Ты чего, мужик? - посмотрел на него усмехаясь, но все же ответил, - Среда уже закончилась, значит четверг.
- Четверг. Спасибо, - Костя вышел из трамвая, огляделся. Темноту рассеивали несколько фонарей. От сюда до его дома в принципе было не очень далеко. Опять принялся накрапывать дождик. Фонари разом предательски замигали, а один даже посыпал искрами.
Константин поднял ворот пиджака и быстро зашагал к дому. Во дворах он никого не встретил. Влажная темнота липла к лицу, лезла в глаза. В ботинках уже хлюпало. Начало першить горло. Он не чувствовал переживания по поводу пропавшего вторника и среды. Усталость была какой-то общеобъемлющей. «Завтра уже нужно за машиной зайти. В субботу свадьба», - с грустью подумал он, ощущая растерянность и неуверенность, что есть хоть один шанс, что он попадет на свою свадьбу. Он уже не сомневался в том, что тот удар был не простым ударом зонтиком по капоту машины. Костя пришел к такому выводу следуя логике своих вычислений, ведь провалы во времени не могли быть случайностью. Ведь раньше с ним ничего подобного не случалось и не могло случиться — он не верил во все это — не верил.
- Я НЕ ВЕРЮ! - громко закричал он на весь двор, поднимая голову к несправедливому темному небу. Дождь припустил сильнее, точно отвечая ему. Он наклонил голову и побрел дальше. Знакомая парадная своим видом больше не внушала чувства защищенности родного дома, ведь даже там за дверьми и замками его могла достать наглая девчонка с ее проклятьем.
«Девчонка», - он ухватился за эту мысль, - «Ведь она существует на самом деле! Я могу ее найти».
Новая задумка придала ему сил. Был у него старинный дружок еще со школьных времен Женька Сиропин, который сейчас работал в розыске. «Нужно позвонить ему. Не сейчас. Надо дождаться утра. Но что мне делать до утра? Лягу спать и время опять скакнет. А если не ложиться? Ведь пока я бодрствую — время идет как обычно. Надо проверить». Костя поднялся к себе. Разделся. Залез под горячий душ. Затем включил телевизор. Засыпал полную кофеварку кофе. Продержаться ночь без сна оказалось не так сложно. Кофе бодрил, программы шли не плохие на его счастье. К тому же видимо сказалось, что он на кануне отлично выспался в трамвае. Утром он плотно позавтракал. Побрился, почистил зубы, одел свежую рубашку и брюки. Затем набрал записанный в телефоне номер. Женька взял трубку не сразу, только после пятого гудка.
- Привет. Это Костя Лавров. Есть минутку.
- Привет,Костик. Очень рад. Конечно есть, но если у тебя что важное приезжай в управление. Я сегодня целый день к месту пристегнут.
- Хорошо. Тогда через час жди.

Дождь на улице прекратился. Солнце робко проглядывало через прорехи в тяжелых тучах. Костя спешил, поэтому остановил попутку. По дороге позвонил на работу. Попросил досрочный отпуск дать. Начальник согласился, поздравляя с предстоящей свадьбой. Он спокойно выслушал поздравления, поблагодарил, пригласил на свадьбу. Начальник на его счастье отказался от приглашения, сославшись на билеты в Египет. Еще раз повторил поздравления и попрощался.
В управлении о его приезде знал вахтенный. Стоило представиться как его сразу провели по коридорам пахнущим свежем ремонтом на третий этаж и оставили у кабинета. Костя постучал. И
- Входи! Не стесняйся.
Он зашел во внутрь. Просторный светлый кабинет, с настенными панелями под дерево. В большом горшке пальма с жирными зелеными листья, точно недавно из магазина. Друг его поднялся ему на встречу. За те четыре года, что они не виделись, только редко созванивались по привычке, Женька Сиропин заматерел,практически ничего не осталось от прежнего тощего подвижного парня, даже кудлатые волосы на голове точно стали реже. Они обнялись через стол.
- А ты все такой же, Костик, - протянул с явной завистью Женька.
- А ты именился. Смотрика в начальники подался, - рассмеялся Константин.
- Да, не все же на побегушках жизнь проживать, - с довольным видом проговорил Евгений.
- Ну как поживаешь?
- Не жалуюсь. Все хорошо. А ты как?
- Да тоже по-маленичку. Вот жениться собрался. Приглашение тебе привез, - он выложил на стол белоснежный конверт с открыткой.
- Ну спасибо, друг, уважил, - Женька поднялся вновь обнимая его резе стол.
Они еще поговорили о всяких пустяках.
- Костик, так ты мне скажи, ты приехал мне только приглашение передать или я тебе еще за чем-то понадобился? - он прищурился, вертя конверт в толстых пальцах.
- Сознаюсь. Есть небольшое дельце. Со мной такая история приключилась — сам до сих пор не верю. Настолько что и рассказывать тебе если не настаиваешь лучше не буду. Только вот найти мне нужно одного человечка.
- Кого же?
- Девушку лет двадцати, может чуть старше. Живет в районе Ломоносовской. Роста маленького, толстенькая, шатенка.
- Ну ты дал. Ты хоть знаешь сколько таких под твое описание подпадает?
- Знаю, поэтому и обратился к тебе.
- Есть у нее хоть какие-то особые приметы?
Костя задумался.
- На левой руке носит золотой перстень с крупным красным камнем. И еще у нее оранжевый зонтик-трость.
Женька рассмеялся.
- Хороши приметы, но уже что-то. За чем она тебе? Или это твоя сбежавшая невеста?
- Нет не невеста. Но если найдешь благодарен буду по гроб жизни. Задолжал я ей, надо бы должок вернуть. Больше не спрашивай, не отвечу. Ну что поможешь?
Евгений несколько раз вздохнул, свел брови к переносице, потер виски, затем взял трубку телефона и набрал номер.
- Светочка, будь добра, пришли ко мне Зайцева. Спасибо, - повесил трубку.
- Ну, Костян, с тебя причитается, даю тебе лучшего оперативника по розыску. Он твою с оранжевым зонтиком в миг разыщет.

Лучшим оперативником оказался холенный парень в дорогом хорошо сидящем костюме, надушенный приятным парфюмом с ухоженными белыми руками.
- Евгений Тимофеевич, вызывали? - заглянул он после стука слегка приоткрыв дверь.
- Зайцев, опять не по уставу! Где твой мундир? - проревел Женька.
Костя даже вздрогнул, никогда не слышал от своего друга таких стальных ноток в голосе.
- Ну, Евгений Тимофеевич, работа же, в моем мундире меня ж ни одна порядочная осведомительница на порог не пустит, - на красивом гладко выбритым лице появилось виновато-лукавое выражение.
- Ладно, Зайцев, заходи. Просьба к тебе есть по твоему профилю. Ты же у нас курируешь район рядом с Ломоносовской?
- Так точно, - Зайцев вошел в кабинет полностью, прикрыл за собой дверь и с комфортом разместился в кожаном кресле у стола.
- Познакомься, мой хороший приятель Константин Константинович Лавров, - представил его Женька.
- Андрей Зайцев, - тот протянул руку Косте. Рукопожатие у парня было тяжелым, чуть ли не стальным.
- Так вот моему другу Косте нужно найти девушку, предположительно живущую в том районе. Давай, Костя, расскажи.
- Небольшого роста, толстенькая, брюнетка, глаза карие, волосы длинные. Носит на левой руке золотой перстень с крупным красным камнем. На вид лет двадцать, - Костя заметил, чем дальше он говорил, тем мрачнее становилось лицо Андрея.
- Что-то не так? - спросил Евгений, знавший Зайцева лучше Кости.
- А скажите, эта самая девушка не имеет ли отношения к самым необычным, я даже сказал бы, невозможным событиям в вашей жизни? И не было ли у нее с собой оранжевого зонтика? - в голосе Андрея прозвучала чуть ли не мольба.
- Да-да! Вы знаете ее? - Костя обрадовался, он не рассчитывал, что так быстро удастся ее обнаружить.
- Прежде чем я назову ее имя и адрес, я бы хотел знать — зачем вам понадобилась эта девушка?
- Андрей, что за разговоры? - Евгений, попытался надавить на подчиненного.
- При всем моем уважении, Евгений Тимофеевич, для меня это очень важно, - Зайцев нахмурился.
- У нас с ней случилось небольшое недопонимание. Я бы хотел извиниться.
- Небольшое недопонимание с Ириной Полтавской, как правило, заканчивается большими неприятностями для того, кто ее недопонял, - усмехнулся Андрей, проведя рукой по светлым волосам, - Что она вам подкинула?
Костя внимательно посмотрел на этого по-доброму улыбающегося парня и неожиданно понял: «Этот поверит. Он знает. Он такой же как я».
- Провалы во времени. Стоит мне заснуть, как по пробуждению я обнаруживаю, что прошел день или два, - он чувствовал себя неудобно рассказывая столь невероятный факт. В нем все еще жил тот человек, который не верил во все эти суеверия, магию. Во всю эту несусветную дикость. Этот человек внутри него продолжал отрицать факт того, что это вообще могло с ним приключиться.
- Я понимаю. Вы до сих пор не верите во все это. Но это есть на самом деле. Существуют люди, такие как Ирина Полтавская, которые способны делать самые невероятные вещи, просто силой желания. Костя, можно дать вам совет? Не ходите к Ире, если вы действительно не хотите попросить у нее прощения. Потому что любая попытка угрозы в ее сторону обернется против вас. Если вы не верите мне. То посмотрите на меня, что вы видите?
Костя не совсем понял, что Андрей имеет ввиду.
- Ну вы красивый неглупый молодой человек, - замялся он, не зная чего именно от него добиваются.
- Это все сделала Полтавская. Уж не буду говорить за что мне это все досталось, но первое время для меня было сущим адом, пока я не привык к новому облику, - он мягко очаровательно улыбнулся и протянул ему листок, выдернутый из своего ежедневника.
- Здесь ее адрес. Костя, будьте осторожны.
- Евгений Тимофеевич, больше я вам не нужен?
- Нет, ступай, Андрей. Спасибо.
Женя проводил взглядом своего сотрудника. Костя посмотрел на друга ожидая его реакции.
- Ну что я хочу тебе сказать — это просто ужасно. Не знай я тебя, я бы подумал, что ты того, - он выразительно покрутил пальцем у виска.
- Женька, еще неделю назад я сам бы не поверил и первым бы назвал психом типа с такой вот историей. Но сейчас я вляпался в это по самые уши. И верю я или нет, но Ирина Полтавская заставила время течь для меня иначе. Спасибо за помощь, друг.
Они вновь обнялись через стол и душевно распрощались.
Стоило Косте покинуть кабинет как его друг Евгений достал из ящика стола красный телефон с круглым вертящимся циферблатом и набрал номер.
- Да. Да Сиропин. Да, похоже, нашел. Зайцев. Ирина Полтавская. Было применение. Провалы во времени. Константин Лавров. Изменение внешности. Андрей Зайцев. Хорошо.
Повесил трубу и вытер обильно проступивший пот на лице платком. Убрал телефон в ящик и позвонил по своему основному.
- Светочка, будь добра Зайцева ко мне. Да, снова. Спасибо.
Андрей вошел в кабинет уже без стука.
- Вызывали? - нахмурился.
- Чего такой смурной?
- Что-то на душе не спокойно, - напрямую ответил Зайцев и устремил на начальника широко раскрытые светло-зеленые глаза.
- Ты давно эту Полтавскую знаешь? - откинувшись на спинку кресла и переплетя пальцы на животе спросил Сиропин.
- Лет пять.
- Значит все время, что у нас работаешь. Так-так, вот значит,какая ирония судьбы, - он устремил задумчивый взгляд в потолок.
Андрей переминаясь стоял на пороге, ожидая распоряжений и гадая, к чему все эти вопросы.
- Знаешь, что дружок, возьмика на пол дня отгул и езжай загород, отдохни. Что-то у тебя последнее время не тот цвет лица, а при твоей специфике — это большая помеха в работе.
- Хорошо, Евгений Тимофеевич, спасибо.
- Да, Андрюха, я тебе настоятельно рекомендую сегодня Полтавской не звонить и не дай боже с ней не встречаться. Давай отсюда, - он махнул на подчиненного рукой и придвинул пачку документов с края стола, которые давно уже лежали у него на подписе.
Зайцев быстро вышел из кабинета, плотно прикрыв за собой дверь.

Костя заехал в сервис за своей машиной.
Автомобиль стоял на улице. Вмятина на капоте никуда не делась. В добавок вокруг машины был насыпал круг солью. С удивление заглянул во внутрь. Ключи торчали в замке зажигания.
- Эй?!- позвал Константин, заглядывая в ангар, служивший помещением для мастерской.
Из-за ближайшей машины выглянул молодой парень в оранжевой бандане и синем рабочем комбинезоне.
- Палыч, клиент пришел! - прокричал он.
Из-под новенькой синей «тойоты» вылез мужичек, принимавший у него машину на прошлой неделе. Решительно встал вытирая руки тряпкой, кинул ее на капот машины и быстро подошел к нему.
- Ты что мне привез? - со злостью, без приветствия начал он.
- Машину на ремонт, - опешил Костя.
- Ты где ее взял? - мужик, набычившись двинулся на него.
- Это моя машина. Да, что случилось?
- А то случилось, что твоя машина не ремонтируется. Я ей новый бампер поставил, утром встал, а там это. Я еще раз поставил и опять тоже самое. Ты меня разорить решил?! Тебя конкуренты подослали? Кто ты? - от злости он перешел к мольбам. Сразу стало понятно, что человек на грани нервного срыва.
- Все нормально. Сколько я тебе за второй капот должен? - Костя достал портмоне.
Мужчина растерянно моргнул.
- Забирай машину. И что б я тебя больше здесь не видел, - он развернулся и залез обратно под «тойоту».
Костя пожал плечами, вышел на улицу. Прежде чем сесть в машину оглянулся на ангар. Из него выглядывал молодой механик.
Машина завелась с пол оборота ключа, знакомо приятно взревел двигатель.
- Соскучилась, - улыбнулся он и тронул машину с места.
Так хорошо снова было оказаться за рулем, точно жизнь вернулась в привычное русло и не было всего этого — просто дурной сон.
Небо расчистило. Солнце ласкало город, асфальт сверкал первозданной чистотой. Деревья едва слышно шелестели подчиняясь легким порывам ветра. Костя приоткрыл окно ощущая безпричинное счастье. «Скоро я стану свободен. И завтра... Да, завтра уже моя свадьба. Тома в белом платье. Родственники. Пережить один день, а затем жизнь опять станет прежней. Не будет больше магии», - от слова, произнесенного даже про себя вдоль позвоночника пробежали неприятные мурашки.
Он довольно быстро нашел нужный дом. Зайцев не только дал адрес, но и указал как быстрее добраться. Старенькие домики в три этажа, утопали в зелени по самые крыши. Двор скорее походил на один большой газон по которому в нескольких местах тянулись выложенные бетонной плиткой дорожки. Двери в парадные все были раскрыты, может из-за жары, а может они всегда были здесь в таком состоянии. Парадных было всего четыре, с вросшими в землю порогами, трава росла даже в парадных. На его счастье сохранились синие таблички с указанием номеров квартир.Костя как раз изучал одну из них, высматривая нужную ему квартиру. Как вдруг недвижное спокойствие двора было нарушено. Из ближайшей к нему парадной выскочила девица в длинной фиалковой юбке с оранжевым печально знакомым ему зонтом в руках. Темно каштановые с золотым отблеском волосы взметнул порыв ветра, открывая бледное лицо с широко раскрытыми блестящими глазами. Выражение лица было решительным. Она остановилась, круто разворачиваясь к входу, взметнула зонт. Из парадной выскочил Андрей, растрепанный, в разодранной рубашке с намечающимся кровоподтеком на скуле.
- Беги! - закричал он на девушку в каким-то отчаянье.
Его смел с дороги здоровенный детина в камуфляже, отшвырнул ударом локтя в шею. Зайцева отбросило в сторону, точно он ничего не весил.
- Орласла Тара Ко! - громко прокричала девица, взмахивая зонтиком.
Мужик в камуфляже попытался в этот момент ее схватить. Прямо из воздуха рядом с ее правым плечом вынырнула огромная лапа, заканчивающаяся тремя здоровыми пальцами с загнутыми синими когтями, лапу покрывала черная и перламутровая чешуя, заигравшая на солнце, точно драгоценные камни. Лапа схватила нападавшего на девушку и ударила о землю. Тот издал странный булькающий звук и, дернувшись, обмяк. Из парадной выбежали еще люди в черном камуфляже, держащие в руках палки, туго обмотанные красными проводами. Они напали на девушку всей толпой.
- Орхаса Саро Тойса Ха! Ка! - зонтик описал замысловатую дугу в руке девушки. Из воздуха с шипением вынырнула вторая рука и еще что-то похожее на хвост.
Костя замер в остолбенении, не было сил пошевелиться, вздохнуть, закричать — страх параллизовал, заставляя держать глаза открытыми.
Девица вполне успешно отбивалась, расшвыривая нападающих. Лапы и хвост невидимого монстра не подпускали к ней никого ближе, чем на метр. Она попыталась отступить в сторону лежавшего неподвижно Андрея, но нападавшие не дали ей, оттеснив ее обратно. Тогда девушка начала прорываться вон из двора. Костя уже был уверен, что ей это удастся, еще немного и она вырвется из окружения. Позади Кости заревел мотор автомобиля. Он обернулся заметив синею «тойоту». Машина показалась ему до боли знакомой, точно он уже ее видел и не раз. Гладкая, блестящая, с темными окнами, серебристыми хромированными дисками колес. Автомобиль развернуло на газоне, колеса содрали траву до влажной черной земли, оставив борозды. Задняя дверь открылась. Вышел высокий мужчина в пляжной «гавайской» рубашке, завернутых до колен потертых джинсах, с вьетнамками на ногах. Больше всего поражали его выбеленные до цвета первого снега волосы, торчавшие в разные стороны из-под полей панамы цвета хаки. Руки он держал в карманах. Несколько мгновений мужчина стоял неподвижно, созерцая бой, а затем неспешно двинулся к дерущимся.
- Эй, Ирка, привет! - крикнул он, остановившись в нескольких шагах от драки.
Девушка повернула голову в его сторону. Глаза, подведенные черным карандашом сощурились, губы искривились.
- Не рада мне, - усмехнулся он, явно находя все это очень забавным, - А ну дайте ка мне поговорить с дамой!
Люди в камуфляже тут же отступили от жертвы, оставив ее заключенной в кольцо. Она тяжело дышала. Откинула спутавшиеся волосы на спину, сжала зонт в руках, так что побелели костяшки рук.
Вновь прибывший двинулся к ней — шаг, еще шаг, а затем что-то стремительное едва уловимое, на грани видимого.
Она только успела открыть рот, ее зонт начал движение. Ее губы не успели еще выпустить наружу ни звука, а он уже был рядом с ней и, его пальцы были у нее во рту. Карие блестящие глаза девушке расширились, на лице проступил испуг. Лапы с острыми когтями зависли над головой мужчины, подрагивая, хвост обвился вокруг его ног.
- Сдавайся, - улыбаясь, сказал он.
Она моргнула, а в следующую секунду сжала зубы на пальцах мучителя, а кривые когти вонзились в его спину, раздирая рубаху вместе с кожей.
Девушка закричала. Ее крик резал уши. Костя схватился за голову, боясь оглохнуть. К сражающимся подскочили люди в камуфляже. Он видел как с шипением исчезают руки и хвост монстра. Мужчина выдергивает свои пальцы изо рта девушки и бьет ее рукой по лицу наотмашь, а затем отшвыривает ударом ноги.
- Вяжите ее, идиоты! - кричит он, качая прокушенные пальцы второй рукой.
Девушку связали серебряным проводом, замотав ей руки и ноги. Она была без сознания, лежала не двигаясь, дышала хрипло с трудом.
Один из камуфляжных принес коричневый квадратный ящик. Извлек из него вату, пинцет и белую пластиковую бутылку, принялся обрабатывать раны на спине мужчины в панамке. Закончив со спиной, он занялся прокушенными пальцами. Тот кривил рот и морщился, тем не менее позволил наложить бинты и терпеливо ждал окончания процедуры. Девушку между тем, упаковали в мешок с молнией и унесли в белый фургон припаркованный в начале двора. На Зайцева надели наручники и пихнули в милицейский уазик, только что подъехавший. Андрей начал приходить в себя и осоловело оглядывался, ища кого-то. Оранжевый зонтик-трость аккуратно упаковали в черный футляр и отнесли в «тойоту».
Костя только сейчас осознал, что и ему угрожает опасность, ведь он свидетель. Он явно присутствовал при том, чего не должен был видеть. Константин попятился к парадной, надеясь спрятаться в ней и переждать, но его заметил «страшный тип в панамке». Он прямиком направился к нему. Костя понимая, что убежать у него уже не получится, застыл.
- Ты кто?
- Костя, - он сжался, внутри все похолодело.
- Костя, то, что ты сейчас видел всего лишь съемки фильма. Ты ведь понимаешь? - тип улыбнулся, обнажив ровные белые зубы, улыбка была хорошей, ласковой, хотелось улыбнуться в ответ.
Костя улыбнулся и кивнул головой.
- Ты же понимаешь, Костик, что на самом деле такого не бывает, - рассудительно произнес он и похлопал его по плечу здоровой рукой.
- Да, конечно, - поддакнул Костя, против своей воли.
- Так вот, Костик, ты сейчас поедешь домой, ляжешь спать, хорошенько выспишься, и завтра поймешь, что все этого не могло быть по-настоящему. Всех этих вуду-шмуду.
- Конечно, все это бабские выдумки, - улыбнулся Костя.
- Вот-вот. Иди, друг.
Константин развернулся в сторону, где была припаркована его машина, сгорбился и медленно пошел к ней. Было тяжело и неприятно. Была какая-то обреченность внутри.
- Пашка!
- А?!
- Слушай, а я не знал, что ведьмы способны держать рядом с собой ангелов С-класса.
- Она не ведьма, Сережа. Она Страж.
- Да, ты что?!
- Не спускай с нее глаз. Езжай, давай.
Костя заткнул уши и принялся повторять про себя: «Этого не может быть. Этого не существует. Все бабские выдумки».

Костя проснулся в воскресенье и нисколько этому не удивился. «Проспал собственную свадьбу, подумаешь. Чего только не бывает?» - подумал он, чистя зубы и вдруг улыбнулся себе.
Звонили родственники. Звонили мать с отцом. Звонили сослуживцы, начальник. Единственная кто не звонил Тамара.

Человек со временем привыкает ко всему. Константин тоже привык к своим провалам во времени. Стал начальником отдела. На работе на его периодическое отсутствие со временем перестали обращать внимание: клиентов приводит, заказы идут, денег приносит много — зачем же человека по пустякам дергать?
Машину он поменял, чтобы ничего не напоминало о том, что было — вернее чего не было. Чем больше времени проходило, тем уверенней он становился в том, что этого действительно не было. «Бабские выдумки», - шептал он порой, смотря на луну в окно темной ночью, держа в руках стакан с дорогим коньяком — в такие ночи его мучила бессонница и яркие, вспыхивающие воспоминания.

Сегодня шел дождь. Лил стеной, так что даже дворники машины не справлялись. Он старался не гнать, хотя опаздывал. Аккуратно вывернул на проспект, перестроился в ряд машин на главной дороге, поддал газу с общим потоком. Хотел обогнать маленькую «оку», уже выехал из своего ряда, как откуда-то вывернула на большой скорости синяя «тойота», пришлось крутануть руль прижаться к самой обочине не снижая скорости ехать по глубоким лужам у самого тротуара. Он увидел ее слишком поздно — тоненькая девочка в коротеньком белом платьице с алым зонтиком-тростью в руках. Не сбавить скорости, ни затормозить не успел. Окатил бедную с ног до головы. Нажал на тормоза, припарковался, выскочил из машины, подбежал к ней.
- С тобой все в порядке? - спросил и осекся.
Это была Ира. Изрядно похудевшая, еще больше помолодевшая, но все с теми же блестящими карими глазами, обведенными черным карандашом, пожалуй, и каштановые волосы стали длиннее.
- Ты? - произнес он, глядя ей в глаза.
- Привет. Вот ты меня и нашел, - она улыбнулась.
- Как ты? - выдавил он. Сам не понимая, что именно хотел спросить — о том как она выбралась или о том, как она себя чувствует.
Она рассмеялась.
- Не уж то ты мог подумать, что эти меня удержат, - она пожала плечами.
- А твой зонтик?
- Зонтик — оружие массового поражения, - опять засмеялась она, - Зонтик — всего лишь вещь. Я купила себе новый.
- Ты похудела?
- Ужасно, правда? - она капризно надула губы, - Моя Душа не помещается в этом тщедушном футляре, того и гляди что-нибудь вылезет. А вдруг хвост? - она широко распахнула глаза.
- Наверное, неудобно, - промямлил он не зная, что сказать.
- Я тебе еще нужна? - спросила она, улыбаясь.
- Я хотел извиниться. За сегодня и..и за прошлый раз. Сожалею, что облил тебя.
- Ты прощен, - она взяла его за руку, - Костя, у тебя все теперь будет хорошо. Ты мне веришь?
Он кивнул головой. Костя почему-то ей верил.
- Вот и хорошо.
- Все это было на самом деле? - ему нужно было знать, ответ на этот вопрос. Он слишком давно пытался себя убедить в обратном.
- Костя, все это было на самом деле. Не забывай о том, что случилось. Не забывай никогда. Потому что правду знают очень не многие. Да и те кто знают, стараются забыть. Все будет хорошо, - она подмигнула ему и улыбнулась.
Повернулась спиной, так что из-под огромного зонтика остались видны только ноги в босоножках. Ира ушла, не прощаясь. Костя смотрел ей вслед, ощущая растерянность. Он смотрел как колышется красный зонт, как идут ее ноги делая шаг, а за ним другой. Он видел как на какой-то миг из-под зонта появился длинный хвост покрытый черной и перламутровой чешуей, блеснул в рассеянном свете и исчез.
- Все будет хорошо, - повторил Костя в слух. Посмотрел на небо, с которого продолжал идти дождь, и поспешил к своей машине. На сегодня у него было намечено очень много дел.

20:32 

За ХВОСТ не дергать!
Ездила в Кронштат. В усмерть убила туфли - без возможности восстановления) Видила подводные лодки и корабли. Послушала военный оркестр, поела мороженно, пошлялась подышала морским воздухом. Теперь дотащилась до дому - устала!

14:58 

Сказка. Музыка - While your lips are still red

За ХВОСТ не дергать!
Утром было прохладно. Солнце едва показало левый бок из-за гряды туманных гор. Холодная роса блестела драгоценными камнями на траве и листьях деревьев, свешивавших свои ветви через высокие заборы садов. Габриэль только пару часов назад расстался со своей Марысей, и пребывал в тоскливо-счастливом томлении от разлуки и новой предстоящей встрече. Ноги несли его по улицам к лавке дяди, у которого он жил, а мысли сплетались в стихотворные вирши в честь прекрасной девы, чей гибкий стан и волосы цвета расплавленного золота заставляли его естество трепетать. Дядя, как и он сам, были представителями мелкого дворянского рода настолько бедного, что содержать даже самое маленькое поместье им было невмоготу. Более того все наследие их рода составляли: лавка и маленькая кожевенная мастерская на окраине города. Габриэль тяжело вздохнул,воспоминания о своей бедности до сих пор не особо его волновали, как раз до тех самых пор, пока он не был пленен прелестями Марыси, и не встал вопрос о свадьбе. Как назло — любимая хоть и не имела дворянского титула зато за ней стоял большой купеческий капитал, который от года к году становился все больше благодаря стараниям ее бородатого дородного папаши.

Дядя уже проснулся. Стоял около двери лавки почесываясь и зевая. Неодобрительно глянул на приближающегося племянника.
- Опять по ночам шатаешься. Совсем эта ведьма тебе голову задурила, - заворчал он.
- Дядька, - просительно произнес Габриэль.
- Знаю. Хороша, чертовка, - и с досады плюнул, - Не пара она тебе. Не отдаст Илий ее за тебя.
- Чем я плох? - взметнулся парень.
- Кошельком не вышел, - рассмеялся дядя, глядя на него, - На одну свадьбу сколько нужно, а выкуп, да приданное и привести невесту нужно в свой дом. Не поведешь же ты эту неженку к себе на чердак с клопами жить?
Парень нахмурился, опустил глаза в землю.
- Что же делать, дядька? Где столько денег взять?
- Не знаю. Тут хоть к старой ведьме в замок иди.
При этих словах оба вздрогнули и посмотрели на черную стрелу башни замка, что возвышалась над липовой рощей в часе ходьбы от города.
- Пойдем, парень. Поможешь товар разложить, пока Милла завтрак стряпает.
Габриэль оторвал задумчивый взгляд от шпиля башни и вошел в лавку вслед за дядей.

Вечер крался по улицам черным котом, мягко ступал, стелился синими сумерками, скрадывая очертания домов. Габриэль скользнул вдоль знакомого забора, крашенного желтой краской с кованной решеткой ворот. Марыси не было пока видно — слишком рано, еще не лег почивать строгий родитель. Парень перемахнул через забор, убедившись, что никого нет поблизости. Старый дворовый пес оскалил на него желтые кривые клыки и хрипло зарычал не признав.
- Пряник. Пряник, - тихонько позвал он, чтобы собака не разразилась лаем.
Пес прекратил рычать, лениво вильнул хвостом и потрусил дальше по своим собачьим делам. Габриэль забрался на яблоню, затаился в густой листве.
Солнце медленно сползло за линию горизонта, окрасив напоследок небо в рыже-красный цвет. В купеческом доме потихоньку затихли шумные разговоры. Одно за другим гасли окна. Из-за гор выплыл полумесяц. Пряник пару раз хрипло тявкнуд на припозднившихся работников. Наконец погас огонек и в окне кабинета Илия. Габриэль зевнул и поежился от ночной свежести. Где-то внизу едва слышно всхлипнула дверь. Он насторожился вглядываясь в темноту. Между кустов крыжовника и смороды в саду бесшумно шла тоненькая фигурка закутанная в белое легкое одеяние. Тускло засветилась волна распущенных волос, попав в свет лунной дорожки. Парень слез на землю.
- Марыся, - позвал он девушку.
Фигурка вздрогнула, оглянулась и поспешила к нему.
- Габриэль, - прижалась к нему, в зеленых глазах слезы.
- Что случилось? - сердце сжалось в предчувствии.
- Отец...отец хочет отдать меня сыну судьи. Завтра уж сваты придут.
- Почему?
- Судья выкуп дает за меня — тысячу золотом.
Габриэль сжал девушку в своих объятиях, отчаинье затопило его.
- Мне столько за всю жизнь не собрать, - простонал он.
- Ты хочешь, чтобы я досталась этому противному прыщавому Лансу? Ты совсем не любишь меня?!- взметнулась Марыся, смотря на него с негодованием.
- Что ты! Что ты, душа моя! Но даже если я продам свою долю в лавке и мастерской, едва ли кто даст за нее и двадцать золотом. А больше ведь у меня нет ничего!
Марыся отстранилась от него. Слезы в глазах мгновенно высохли, лицо стало надменным.
- Душа моя, - потянулся к ней Габриэль, пораженный такой резкой переменной в любимой.
- Значит такова моя судьба. Прощай, - она развернулась, так что косы взметнулись и хлестнули парня по груди и решительно пошла к дому.
Вверху с шумом распахнулось окно.
- Так его, Марыська! Не чего всяким голодранцам охочем до чужого богатства тут шастать, - прогудел сверху бас папаши Илия, а затем зазвучал раскатистый смех.
От которого Марыся бегом припустила в дом сверкая белыми голыми пятками, а Габриэль застыл на месте.
- Чего стоишь, проваливай, а то собак спущу, - прогудел Илий, смотря из окна на него.
- А если я завтра принесу тебе тысячу золотом, отдашь за меня Марысю? - Габриэль вскинул разгневанный взгляд на купца.
- Чего ж не отдать? Отдам, - усмехнулся в густую кудрявую бороду мужик, - Да, только где тебе столько то взять? Али знаешь, где предок горшок с золотом закопал?
Габриэль перевел взгляд на черный шпиль, выбивающийся даже из ночной темноты.
- Ишь чего задумал. Парень, не дури, - усмешка сошла с красных губ Илия, - Марыська девка ладная,но того, чтобы душу дьяволу заложить, не стоит. Найдешь себе другую. Ступай, неча ночью добрых людей тревожить, - купец со стуком закрыл ставни, оставив Габриэля наедине с его нелегкими мыслями:
«Всего-то и надо, что одну ночь в замке с ведьмой провести и уйти от нее по утру. Глядишь не пропаду, ведьма богатством одарит, и Марыська моей будет. А если нет, так лучше сгинуть, чем без любимой. Чем ведьма меня будет пугать?»

Парень тихонько прокрался в лавку на чердак, где хранились его жалкие пожитки и размещалась постель. Долго копался в старом сундуке с тряпьем, прежде чем вытащил тяжелый меч в добротных деревянных ножнах с причудливой резьбой. Клинок принадлежал когда-то основателю их рода, получившему дворянское звание за воинскую доблесть. В семье меч считался давно утерянным. Габриэль прятал его, боясь, что дядя продаст клинок. Вооружившись он вышел на улицу и уверенно зашагал.
Стражник на воротах выпустил его из города не охотно, подобрев только после пары медях, брошенных на стол ему под нос.
За воротами было темнее и намного холоднее. Габриэль пожалел, что не взял теплую куртку и прибавил шагу, чтобы не замерзнуть окончательно.
Липовая роща встретила его благоухание цветов и тишиной. Дорога к замку, выложенная старым тесанным камнем, вилась среди гигантских стволов хорошо заметная даже в темноте. Идти было совсем не страшно, даже наоборот, он вдруг ощутил странное спокойствие и чувство, будто его здесь давно ждут.
Липовая аллея закончилась прямо у решетки кованых ворот. Причудливые металлические крупные цветы с острыми шипами составляли узор решетки, плотно переплетенные между собой и перевитые широкими шелковыми лентами, трепещущими на ветру. Одна из створок была отворена, высокие стебли травы на вечно сковали ее в таком положении.
«Живет ли кто-нибудь здесь? Может все это дурацкая легенда?», - он прошел между створками и оказался в саду. По всюду куда не кинь взгляд качалось бесконечное море белых цветов, крупные бутоны с острыми вытянутыми лепестками и черными стеблями. Среди цветов поднимались статуи великолепных невиданных чудовищ, гладкие, светящиеся голубоватым светом. Зеленый плющ увивал беседки у замерших и занесенных мертвыми листьями фонтанов. И над всем этим царствовала возносясь в высь громада темного замка с острыми шпилями, ажурными арками, прихотливым кружевом стрельчатых окон. Габриэль шел по дорожке и смотрел по сторонам в немом изумление, пожалуй, такого ему еще видеть не приходилось. Даже осенняя ярмарка с выступлениями заезжих актеров и акробатов не могла сравниться с этим. Наконец, миновав арку из изящных полупрозрачных колонн, пульсирующих изнутри пугающим бледным светом, точно блуждающий огонек на болоте, он вышел на уложенную плиткой площадку перед тяжелой деревянной дверью с колотушкой в виде кошачьей головы. Стоило ему сделать несколько шагов, как от куда-то с боку выскочил огромный белый кот и бросился ему прямо под ноги с шипением. Габриэль вздрогнул и попятился. Кот был не обыкновенным, с длинной шерстью, приплюснутой мордой и слезящимися горящими желтым огнем глазами. Таких в их городке не водилось.
- Кышь, пошел, - замахнулся на него Габриэль.
Кот зашипел, но с дороги все-таки убрался, нырнув в заросли шиповника около светящейся арки.
Проводив удивительную зверушку взглядом он подошел к двери и, подняв дверной молоток, несколько раз ударил им. Звук внутри был такой, точно там полная пустота, он прокатился по помещению и устремился куда-то вверх, где вырвавшись на волю растаял. Немного подождав и не получив ответа Габриэль потянул дверь на себя. Она поддалась с трудом, точно ее давным-давно никто не открывал. Посыпались ошметки мха, сухие веточки, листья, песок. Парень отряхнул руки и пролез в образовавшийся проход, открыть до конца дверь у него не получилось. Он попал в огромный темный холл. Пахло плесенью и кошками. Запах был такой, точно в помещение обитало цело кошачье войско. Габриэль закашлялся. Пол холла был гладким и матово белым, кое-где грудами лежал какой-то мусор, со стен свисали обрывки гобеленов, покрытые густым слоем паутины.
- Ау, здесь кто-нибудь есть? - громко сказал он и сам испугался. Голос раскатился по залу, разбудив двух огромных летучих мышей, устроившихся на люстре.
Мыши сорвались с места, пронеслись над головой парня и улетели в глубь залы.
- Ау, хозяйка? - повторил свой опыт он. Страх окончательно покинул его. «Просто огромный старый замок и более нечего», - решил он, посмеиваясь над страхами горожан.
- Чего тебе, мальчик? - раздался рядом с ним из темноты надтреснутый хрипящий голос.
Габриэль от неожиданности отшатнулся и громко икнул.
Из темноты выступила скрюченная чуть-ли не по полам старуха. Пергаметная сморщенная кожа старухи была бела, как мел, черные глаза прожигали, беззубый рот поджат и чуть перекошен в сторону. Ее голову покрывал кисейный серый платок, точно из паутины, темное платье тонуло во тьме, так что казалось, что существуют только голова на длинной шеи и белые крючковатые пальцы поглаживающие огромного черного кота. Габриэль моргнул и смог разлечить в темноте позади старушенции еще кошек, их было много может двадцать, а может и больше. Среди них он заметил и того белого кота, что напал на него у двери. Он сидел обособленно от остальных в компании двух тонконогих громадных собак с острыми стоящими вертикально ушами.
- Так что ты хотел, мальчик? - повторила вопрос старуха.
- Эмм, - замялся Габриэль вспоминая слова, которые должен был сказать, - Я пришел в гости к хозяйки замка, чтобы провести с нею ночь.
- Гость, - повторила старуха за ним и неприятно улыбнулась, показав темные беззубые десны. Ее улыбка очень не понравилась парню.
- Вы слышите у нас гость, - громко крикнула старуха вдруг изменившимся звонким молодым голосом.
Габриэлю показалось, что все пространство вокруг пошло рябью, колыхнулось и вдруг распалась на тысячи, миллионы черных бархатных бабочек. Они все трепетали крылышками и какую-то еще долю секунд оставались на месте прежде чем сорваться, завернуться в вихрь и унестись вверх. В тоже мгновение вспыхнул яркий свет и парню пришлось зажмуриться.
- Ну же, открой глаза? - ласковый, звонкий, как колокольчик голос, мягкое прикосновение к его руке, теплое и необыкновенно приятное.
Габриэль убрал руки от лица и замер в немом изумлении. Зал вокруг него преобразился. В белоснежном полу под ногами он мог увидеть свое растеренное отражение. Стены покрывали богатые шитые серебром и шелками гобелены, светильки с толстыми желтыми витыми свечами. Люстра над головой превратилась в сияющее подобие грозди винограда из сверкающего хрусталя. Посреди же зала поднималась вверх круговая лестница с красным ковром, обвившаяся, как змея, вокруг огромного золотого дерева вознесшего свои ветви вверх. Но все это богатство и великолепие меркло по сравнению с женщиной стоявшей напротив него. Алебастровая кожа, точно светилась изнутри, черные волосы тяжелой волной спадали на точеные плечи, яркие голубые глаза в обрамлении темных ресниц чудесно блестели проникая в самое его сердце, заставляя его биться быстрее. Чувственные губы улыбались ему. Красное шелковое атласное платье, широкими тяжелыми складками ложилось вокруг хрупкого гибкого стана, превращая девушку в нежнейший бутон розы.
- Здравствуй, - произнесла она.
- Госпожа, - Габриэль опустился перед ней на одно колено.
Она звонко рассмеялась.
- Что ты! Поднимись, ты же мой гость, - ее рука коснулась его плеча скользнула вниз, тонкие пальчики переплелись с его и потянув вверх, заставили подняться.
Она повела его по лестнице в верхние покои. Они шли мимо огромных зеркал в золоченных рамах, мимо картин писаных маслом, гобеленов шитых так тонко, что не верилось, что это сделано человеком. Наконец, попали в зал, чьи стены казалось состоят из зеркал и золота, в стрельчатых окнах был виден сад, который теперь был совсем не таким, как он запомнил. От сюда сверху он видел работающие фонтаны с подсвеченной диковинными огнями водой, ровные ряды клумб, усеянные цветами, подстриженные кусты. Посреди залы стоял стол, уставленные кушаньями и винами. Она усадила его на один конец стола, а сама ушла на другой. И Габриэль ощутил вдруг, что так и должно быть, что он всю жизнь был лишен всего этого, того что на самом деле должно было ему принадлежать по праву — он должен жить, в богатом замке, среди блистательной обстановки и рядом с ним должна быть вот такая женщина, как Хозяйка. Парень замотал головой пытаясь прогнать наваждение. Он выпил вина из ближайшего кубка. Ему даже не с чем было сравнить этот вкус, он просто никогда ранее не пробовал ничего подобного.
- Почему ты пришел ко мне? - спросила Хозяйка.
- Мне нужны деньги.
Она улыбнулась и поднесла бокал к губам.
- Зачем? Мне любопытно. Я здесь совсем одна живу. Ко мне редко кто заходит. Расскажи, - попросила она,подойдя к нему и взяв его за руку.
- Я влюблен в купеческую дочь, но ее отец не хочет отдавать ее за меня, потому что я очень беден, - Габриэль посмотрел в глаза Хозяйки.
- Она тебя любит? -лик ее стал печален.
- Да.
- Я понимаю тебя. Я тоже не всегда была одна. Когда-то у меня был тот, кто любил меня, - она замолчала устремив взгляд на пейзаж за окном.
Несколько минут прошло в молчании. Габриэль держал ее пальцы в своих, позволив себе сжать их в знак поддержки.
- Я дам тебе денег. Возьмешь сколько захочешь, - вдруг весело произнесла она и, улыбнувшись повернулась к нему, - Но ты должен со мной потанцевать.
Сейчас Хозяйка казалась озорной девчонкой.
Габриэль растерялся. Он ожидал испытания, чудовищ, схваток, а вместо этого оказался чуть ли не в раю, где его накормили, пригрели, да еще и обещали помощь, ничего не требуя в замен.
Стол с явствами исчез. Откуда-то полилась волшебная музыка. Хозяйка подняла его на ноги, втянув в танец. Сначала он боялся дотронуться до нее, но она сама положила его руки себе на талию. Закружила его, смеясь. Разгоряченная в танце прижалась. Жар ее тело опалил Габриэля, запах окутал сладким дурманом, смех погнал кровь по венам быстрее, глаза приворожили, прикосновения легче взмаха крыльев бабочки, заставили дрожать всем телом. Ее губы были так близко, манили, ослепляли, чуть наклонить голову и взять их в плен, и узнаешь какие они на вкус — может как вино в его бокале? Она разорвала танец, громко рассмеялась, потянув его за руку из залы. Они бежали по покоям , проносясь вихрем мимо колеблющихся горящих свечей и, собственные тени не поспевали за ними, и отражения в бесчисленных зеркалах исчезали, не успевая возникнут. Вновь лестница, змеей убегает вниз. Она остановилась только спустившись в холл. Здесь их уже ждал огромный сундук. Хозяйка отпустила его руку.
- Я очень завидую твоей Марысе. Ты ее любишь. Она очень счастливая. Если бы кто-нибудь любил меня так. Если бы кто-нибудь остался со мной здесь, - она подошла и откинула крышку сундука. Он был полон драгоценных камней,золотых украшений.
- Бери сколько тебе нужно и уходи, - неожиданно резко, срывающимся голосом произнесла она и в прекрасных глазах засверкали слезы. Хозяйка отвернулась.
Габриэль подошел к сундуку и взял горсть каменей. Дверь на улицу отворилась сама собой. Над темным горизонтом показался краешек солнца. Ночь кончилась, и он мог взять сокровище и уйти, но ждало ли его что-то по ту сторону? Нужен ли он Марысе? Любит ли она его? Раньше он не задавался этим вопросом, ему казалось само собой разумеющимся чувство с ее стороны. А может это он сам не любит ее?
Он зажал несколько камней в кулаке и двинулся к выходу. Образ Марыси в его мыслях подернулся пленкой, стал размытым, нечетким, ее улыбки стали казаться фальшивыми, поступки и слова эгоистичными. Габриэль остановился в дверях, на самом пороге, сделай шаг и уже на другой стороне. Обернулся. Хозяйка смотрела ему вслед печальными полными слез глазами, одиночество и обреченность пронзали ее тонкую хрупкую фигурку. Он развернулся, побежал, бросив камни обратно в сундук, подхватил ее на руки, прижимая.
- Никуда я от тебя не пойду, - прошептал юноша.
- Останешься навсегда? - по ее щеке медленно сползла слезинка.
- Да, навсегда, с моей Госпожой.
Их губы встретились. Поцелуй опьянил. Ее губы были лучше вина в том его бокале.
- Габриэль, - прошептала она.

С оглушительным грохотом закрылась дверь. Исчез сундук, потускнел пол, пропали яркие гобелены и светильники, люстру поглотила паутина, а вечная ночь скрыла лестницу-змею. Старуха шмыгнула носом и громко откашлялась. Коты завозились около ее ног, разразившись мявом.
- Теперь мне не будет одиноко, - улыбнулась старушка, поднимая к своим черным глазам большого рыжего кота с белыми носочками на лапках, - У меня есть ты, мой котик.
Кот раскатисто замурлыкал под знающими, ласковыми руками.

Дневник Nene

главная