• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
14:50 

За ХВОСТ не дергать!
Попался на форуме ночью фанфик про Драко и Гарри - смеялась до слез)))

18:18 

Смотрины

За ХВОСТ не дергать!
Настал день расплаты!!! Мама тащит на смотрины. Ой, как мне это не нравится((( Но мама в гневе страшнее.0.0 Надо будет отмучиться сегодняшний вечер под пристальным взглядом родителей и самого "жениха")))))) Мне уже выданна подробная инструкция, согласно которой я должна: молчать, улыбаться и кивать головой. Все остальное мама берет на себя. Гмм. Надеюсь, я переживу это?

15:23 

За ХВОСТ не дергать!
Хочу сходить посмотреть Гарри Потера. А никто не хочет со мной идти((( Вредины

10:06 

Я вернулась!!! _ТА-дам))))

За ХВОСТ не дергать!
Укатанчик, я привезла тебе старые очки в толстенных оправах, белой, черной и еще большущие с зеленоватыми стеклами))) Нарыла в бабушкиных сундучках)))

Рагнар, привет))) В понедельник вновь буду на связи - будем аськаться))) (появилась идея к новому рассказу - нужен совет))

11:51 

За ХВОСТ не дергать!
Уезжаю сегодня в отпуск. Вернусь недели через три. Всех люблю))

15:38 

Книга

За ХВОСТ не дергать!
Закончила читать "Год крысы. Видунья" Ольга Громыко.
Очень даже удобоворимо))) Надеюсь будет продолжение. Ничего выдающегося, но уж больно все так как я люблю) (зажмурилась от удовольствия) Альк - симпотяга)))

22:23 

За ХВОСТ не дергать!
И тут я увидела - ЭТО!!!! На ЭТОМ мыслительный процесс прервался...))))

17:10 

За ХВОСТ не дергать!
Закончила рассказ. Маюсь, совершенно нечем занять свой мозг.

Хочу новую книжку, но пока не решила про что и в каком жанре.
Хочу в отпуск, а впереди еще неделя.
Нужно срочно себя чем-то занять, пока опять ничего не натворила в коуржающем меня мире от переизбытка умственной энергии...буду лениться)


23:30 

За ХВОСТ не дергать!
Отключили горячую воду(((((((( Я страдаю. Приходится кипятить воду и мыться из тазов(((

На выходные намеренна найти доброго самаритянена, который пустил бы в свою ванную помыться.

15:46 

За ХВОСТ не дергать!
Хе-хе-хе. Ненавижу этих уродов. Что б им всем паяльник в жопу.

23:19 

За ХВОСТ не дергать!
Тест: Какое оно, твое имя на японском?

Michi - «справедливая»

У нее всего с избытком – здоровья, жизненной силы, активности. А вот мелочности, лицемерия, злословия в ней нет ни на йоту. Весьма доверчива и чувствительна, и ее легко обмануть. Предъявляет высокие требования и к себе и к другим. Она великодушная, гордая, увлекающаяся, волевая.
­register_image(3216865351);­

Пройти тест

23:13 

За ХВОСТ не дергать!
Тест: ты королева, но какого жывотного?

принцеса единорогов

ты весёлая и жизнерадосная принцеса единорогов­register_image(374987554);­
твоя стихия вода<img class=" title=";-)">­

Пройти тест

23:07 

За ХВОСТ не дергать!
Тест: Твоё внутреннее животное..

у тебя характер снежного барса

Твой характер снежного барса, олицетворение мудрости, гордости и независимости. Ты имеешь мало друзей, свои проблемы решаешь сам(а), иногда помогаешь друзьям. Ты наверняка владеешь творчеством, цитируешь многие высказывания(многие­ из которых собственного сочинения). Ты всегда получаешь своё. ­register_image(1891926772);­ ­register_image(303711703);­ ­register_image(1272871855);­ ­register_image(3102651543);­

Пройти тест

10:38 

За ХВОСТ не дергать!
Пришла на работу и сразу с порога получила заявления от администратора: "Кто-то сделал мою куклу Вуду и теперь колет в нее иглами" - заявленно было с мрачным выражением лица - "Пойду пить кофе".
Н-да, с кем я работаю)))

11:02 

За ХВОСТ не дергать!
Брат уехал на три дня!!! Ура! Ура! Ура! Ноутбук в моем распоряжении! Эх, оторвуся по полной!!

23:08 

За ХВОСТ не дергать!
05.06.2009 в 23:38
Пишет uKatan_Tamariokusha:

Never fuck
Как результат билеты так и не куплены, но день проведен отменно.
А еще это I Never Fuck все время, все время. Кажется, это будущая тема для того, что я хочу сделать.

I never fuck
Somebody tell me what's up
When I come to these clubs
Looking for some love
But everytime I go home
I end up alone
But I never quit
I just handle it

Freak Freak Freak Freak
Fake Fake Fake Fake

Не забыть: кто-то оставил зонт.
Не забыть: завтра — работа.
Не забыть: подбор образов.

URL записи


Я ОСТАВИЛ ЗОНТ!!!!!!!!!!!! ПРОСТИ!!! Я ЕГО ВЕЧНО ТЕРЯЮ И ЗАБЫВАЮ!!!!!!!!

10:09 

для Ragnar C.L.

За ХВОСТ не дергать!
Не обижаться) так как мнение каждого человека субъективно)

13:03 

За ХВОСТ не дергать!
Дочитала Пелевина "Омон Ра".
Впечатление двоякое. Бред поссоветских времен. Отрицание. И в тоже время есть что-то что понравилось, правда не пойму что. Странное произведение.

17:28 

За ХВОСТ не дергать!
Странное дело, порой людям нравятся твои работы, которые ты считаешь чем-то позорным и не стоящим внимания и наоборот, вещи, вызывающие у тебя трепет души - вдруг оказываются оплеванными) Я, наверное, никогда не смогу понять по какому принципу они отбираются))

14:42 

Начало для Рок- Оперы

За ХВОСТ не дергать!
Горящий красный шар солнца из-под воды смотрелся зловеще. Мэл поднимался на поверхность очень осторожно, стараясь не спешить, не делать резких движений, способных привлечь внимание хищников к нему. Наконец, еще один рывок и его голова показалась над поверхностью. Здесь был уже вечер. Океан казался чем-то темным и неведомым. Черные волны мешались с окрашенными в цвет крове, создавая странную завораживающую картину. Он потратил несколько драгоценных секунд чтобы впитать себя эту красоту и повернув к берегу уверенно поплыл к нему. Белая башня маяка была отлично видна на фоне буйной зелено-фиолетовой растительности.
Еще несколько поколений назад нельзя было даже подумать о том, что бы выйти на сушу. Все было заражено. Земля и воздух над сушей горели, полыхали неоновым пламенем на фоне раскаленного до бела неба.
Теперь же зараженная зона отступила далеко в глубь материка, но желающий вернуться на сушу не было. Лишь первое поколение, оставшиеся в живых - три старухи и дед поднялись на поверхность как только это стало возможным. Они то и обжили небольшой маяк на скалистом берегу,вгрызающимся острым клином в море. Одна из старух была пра-пра-пра-пра-пра и т.д. бабушкой Мэла. Звать ее так было не удобно, поэтому он называл ее бабушкой Мартой.
Первое поколение принявшее на себя дозу облучения после взрыва и бежавшее в море вместе с многочисленными мутациями и вырождением получило в дар жизнь, практически бесконечную по меркам обычного человеческого срока жизни. Спустя же все эти поколения освоения океана и создания дома на глубине от первого поколения осталось только четверо.
Мэла вместе с волной вынесло на прибрежный пляж, покрытый сыпучим голубоватым мелким песком. Он не сразу поднялся. Долго лежал давая себе привыкнуть к наземному воздуху. С непривычки легкие работали тяжело, несколько секунд зуда и жжения, прежде чем ему можно было подняться. Еще пять минут на разминку конечностей, чтобы обвыкнуться с весом собственного тела. Мэл пошел, ступая осторожно, ощущая кожей холодящий ветер, а босыми ступнями мягкий песок. Приблизился к тропинке что вела вверх. Ему предстояло преодолеть нешуточный подъем. Он тяжело вздохнул, еще раз взглянул на огненный шар солнца. От сюда оно уже не казалось столь зловещим и совсем не пугало.
Люди отказались выходить из моря. Зачем если в их распоряжении безбрежный океан. Он был нечто привычным, со своим неизбежным злом, вроде громадных чудовищ, ядовитых рыб и хищных акул — но все это было понятным и закономерным. Тогда как неизведанная поверхность пугала, отсутствие воды обездвиживало, а оставшаяся угроза заражения была последней песчинкой на весах выбора в сторону оставить все, как есть.
Но он был другим. С самого рождения в медблоке 5678/19, когда обнаружили, что его жабры имеет не обычную форму полумесяца, а треугольника. Кроме него с такой же формой жабров родилась еще девочка в том же самом медблоке. Не удивительно, что они подружились, оказавшись изгоями среди других «нормальных» детей. Оля была единственным его другом, тем кто разделял все его мечты: приручить тигровую акулу, попасть в Марианскую впадину и сразиться с черным драконом, обитающим на ее дне. Она не бросила его как мать, когда отца признали сумасшедшим. Только он верил, что отец действительно видел дракона. Отца, конечно, вскоре выпустили — гениальные геннетики нужны, даже если они сумасшедшие. С ним он виделся, но не так часто как бы хотелось, да и не разделял отец его увлечения поверхностью. В прочем и Ольга пугалась его замыслов, как бы ему не было больно это сознавать.
С некоторый пор, как только Мэл получил возможность подниматься на поверхность, главной его мечтой стало небо. Оно манило и завораживало. А уж птицы, парящие в его глубине — наполняли сердце не бывалом восторгом, перед котором меркли все другие мечты, в том числе и дракон.
Подъем стал даваться гораздо легче, чем в прошлые его посещения. Теперь воздух не так сильно сдавливал часто вздымающуюся грудь, да и тело слушалось лучше. Сегодня он поднялся на верх ни разу не остановившись и только достигнув площадки, поросшей зеленым бархатистым мхом позволил себе сесть. Океан был где-то внизу, ревел налетая на скалу и с недовольным гулом откатывался назад. Последние солнечные лучи едва грели. Ветер развивал волосы, дышал в лицо сотней неизвестных запахов: благоухали какие-то цветы, пахло влажно землей, солью и еще чем-то чего он не знал. Ему нравилось сюда приходить. Здесь он был ближе всего к небу.
В выше мелькнула точка. Она становилась то больше, то вновь уменьшалась. «Альбатрос. Кажется так называла их Марта», - подумалось Мэлу. Он поднял лицо к небу, снял с глаз защитные очки, без их стекол мир выглядел еще более ярким, возбуждающим, живым.
Он долго наблюдал за парящей птицей. Так легко и свободно было ей в выше. И он хотел так же, как она. «Можно ли вырастить крылья? Отец будет смеяться, если я спрошу его об этом. Ольга, наверняка, испугается и начнет уговаривать забыть об этом. Чем старше она становиться, тем больше боится. Ее одолевают те же страхи, что и остальных».
От мыслей Мэла отвлек резкий звук. Он повернул голову не веря своим глазам. Так близко к себе альбатросы его еще не подпускали. Птица опустилась на скалу не далее, чем в трех шагах от него. Громадная, гладкая, ослепительно белая, с загнутым на конце мощным клювом. Она сложила свои великолепные крылья и ничуть не пугаясь пошла к нему. Мэл с изумлением и восторгом смотрел на нее во все глаза, едва себя сдерживая, чтобы не двинуться ей на встречу или не закричать. Птица подошла чуть ли не в плотную и уселась, нахохлившись. Мэл изучал ее, впитывая каждую подробность — ничего чудеснее быть просто не могло. Осмелившись, он осторожно, стараясь не делать резких движений, пальцами провел по перьям. Летун казалось этого не заметил.
- Мэл! Это ты?! - раздался вдруг окрик со стороны маяка, первый этаж которого скрывали кусты, густо цветущей синими цветами сирени.
От неожиданности он вскочил на ноги. И тут же бросил взгляд на альбатроса. Тот «заворчал» и тоже поднялся на ноги, но улетать не куда вроде не собирался.
- Да. Это я, бабушка Марта! - прокричал Мэл, косясь на странную птицу.
Женщина показалась из-за кустов. Несмотря на свой возраст Марта шагала широко и легко, выпрямив спину. Не было в ее походке ничего старческого, так присущего развалине Карлу или Лоре с Ядвигой. Годы не пригнули ее к земле, не оставили отпечатка на теле. Лишь совершенно седые волосы и выцветшие, практически белые глаза, шептали о прожитом времени, увиденных и пережитых событиях. Женщина подошла ближе. Белое длинное платье в темно-зеленую клетку, из материала, которого не было у них под водой, развивалось на ветру, легко, точно крылья насекомого, которого Марта называла — мотылек.
- Просила ж не звать меня бабушкой, - заулыбалась Марта и обняла Мэла.
Тот смутился. Он всегда терялся в ее присутствие, чувствуя себя неуклюжим ребенком.
- Марта, - произнес он ее имя, - Смотри какая чудная птица. Совсем не боится.
Она наклонилась над альбатросом.
- А этот. Это Моцарт. Он осенью крыло сломал, поэтому не смог улететь с остальными. Карл его лечил и кормил. Вот он и ошивается теперь здесь.
Верилось с трудом, что старый сумасшедший брюзга Карл мог пожалеть птицу. Мэл только кивнул головой в ответ.
- Ну, что мы стоим. Идем, у меня уже пирог с яблоками поспел.
Марта взяла его за руку и повела к маяку.
«Если бы я не знал сколько ей лет», - неожиданно подумал Мэл. А вот что было бы тогда, он так и не смог четко сформулировать. Это что-то было изнутри него, что-то необычное, пугающе-жаркое и в тоже время приятное.
Внутри маяка ничего не изменилось с последнего его посещения. Все таже тяжелая громозкая мебель, воссозданная по чертежам с банка-консервации. Скрипучие стулья с округлыми спинками и круглый же стол на одной толстой ноге. Деревянные полки с книгами в потертых переплетах. Цветы в глиняных горшках, вьющиеся стеблями по стене. Клетка на окне с желтой канарейкой. Плетенная корзинка с хлебцами. Белая скатерть с вышивкой. За столом сидел Карл и пил чай из большой железной кружки. Рядом Лора и Ядвига вязали что-то яркое быстро-быстро перебирая спицами. Чай в их маленьких фарфоровых чашках был едва отпит. На столе исходил паром едва надрезанный пирог. Яблочный дух наполнял столовую мешаясь с запахом сирени и горячего теста.
- О, кого принесла нелегкая, - заворчал Карл при виде Мэла.
Мэл считал Карла злобным старикашкой, Карл же в свою очередь считал его мелким поганцем, которого нужно гнать паршивой метлой из дома.
Карл выглядел на все 100 лет, хотя на самом деле ему естественно было гораздо больше. Сухенький, сморщенный, с пергаметно-желтой кожей, крючковатым носом и редкими белыми остатками волос на голове, уши его как-то неестественно топырились, а шея казалась цыпляче тонкой. Военные темный сюртук серого цвета и черные рейтузы были любимым, если не единственным нарядом старого вояки. Лора была сгорбленной маленькой старушкой, на вид лет 70, с круглым лицом и завитками редких седых волос на голове. Ядвига же наоборот была высокой и крупной, черные густые волосы не тронула седина, зато лицо не посщадило время испещерив тясычими и одной морщинкой, оставив на лице место только для больших темных глаз с девичьи кокетливо длинными ресницами. Одеяние старушек было одинаковым, длинные темные юбки и белые блузы с широкими рукавами.
- Здравствуй, Мэл, - проговорили обе.
- Как поживает твоя девушка? - тут же продолжила Ядвига, мельком взглянув на него и вновь опустив взгляд в вязание.
- Ольга не моя девушка, - от чего-то Мэл ощутил досаду на эту въедливую старуху, которая каждый раз спрашивала одно и тоже.
- Как же, как же, - зашептали обе старушки, не пряча всезнающих улыбок.
- Ну, хватит, сплетницы! - прикрикнула на них Марта, - Не стой, Мэл, садись. Ты ко мне в гости пришел. А этих можешь не слушать, им на старости лет заняться нечем, вот и выдумывают глупости.
Мэл сел. «Если бы не Марта, не в жизнь сюда бы не пришел», - подумал он.
Марта была для него самым удивительным существом, которому было известно столько интересных вещей обо всем, в том числе и о небе, и о самолетах. Она рассказывала ему о больших металлических машинах, похожих на птиц, которые с оглушительным ревом взмывали в небо везя в своей утробе людей, грузы и даже огромные машины весом в несколько тонн. Эти птицы называли самолетами. Они рассекали своими крыльями небеса всего мира, с материка на материк, из страны в страну. Для людей летать тогда было обычным делом. Слушая ее рассказы Мэл сам начинал слышать рев турбинных двигателей, давление на уши. Он представлял, как такая машина разбегается прежде, чем взлететь, оторвавшись от земли.
Карл рассказывал о самолетах иначе. В его рассказах они были не неутомимыми помощниками людей, а воинами несущими гибель с небес. Его рассказы были полны смертью и рев моторов железных птиц внушал людям страх, заставляя пригибаться к земле и с ужасом прятаться в укрытия, в его рассказах взрывались бомбы, падающие из чрева железных птиц. Но страшнее всех были самолеты Русских. Кто такие эти загадочные Русские Карл не объяснял. Его рассказы вообще были путанными, изобиловали подробностями, но в тоже время события, имена, факты мешались в них и перескакивали с одного на другое. В конце-концов Мэл решил, что Русские это какие-то забытые злые боги небес, которые за что-то разгневались на народ Карла и его самого. Мэл в бога не верил, как и все из его поколения. Хотя у Марты в комнате он видел деревянный крест и как-то раз застал ее стоящей на коленях перед ним. Он знал, что Марта любит своего бога, но сам не мог представить — как можно любить кого-то, кого ни разу не видел.
«Интересно», - подумал он как-то после очередного сумбурного рассказа Карла, - «Живы ли эти Русские боги. И мог бы я попросить их дать мне самолет хотя бы на пару часов». Он был уверен, что управлять птицей должно быть не сложно и ему не составит труда разобраться. Мэл тут же спросил у Карла об этом. Старик выпучил на него рыбьи глаза, побагровел и зашелся в таком каркающем хохоте, что мальчик решил сперва, что его душит удушье и он собирается прямо сейчас на его глазах умереть. Отсмеявшись же Карл заявил, что Русские прячутся в глубине материка. И когда разумный Мэл попытался напомнить о радиации. Старик гневно фыркнул и поведал, что Русским не страшна радиация, и что он уверен, что во всем случившимся виноваты именно они. Тогда Мэл возненавидел Русских, потому что они отняли у него возможность, когда-нибудь сесть в самолет и взлететь к самому небу. С тех пор Мэл повзрослел. Ненависти к Русским не было, ведь по сути они ему ничего не сделали, да и Карл скорее всего врал, потому что Бога нет и Русских тоже нет.

Дневник Nene

главная