Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
20:25 

За ХВОСТ не дергать!
Мне на ящик пришло предложение от молодой Рок группы написать для нее сценарий Рок-Оперы.
Чего теперь делать?
1) Послать лесом
2) Проигнорировать
3) Корректно отказаться
4) Написать сценарий

Про правильный вариант ответа отметить в комменте =^-^=

13:03 

Весеннее обострение

За ХВОСТ не дергать!
На литературном объявили конкурс "Весеннее обострение". рассказы про весну и чувства весной. Я собираюсь участвовать. Рассказ уже написала, но еще не отсылала, не могу придумать название)) И вообще сомневаюсь стоит ли его отправлять или написать что-нибудь другое(?)

13:27 

За ХВОСТ не дергать!
Настоящее немецкое качество))))))))))))))))))))))))))

11:51 

Чаепития

За ХВОСТ не дергать!
Вечер1.
За окном наступили вечерние фиолетовые сумерки. Зажглись оранжевые фонари, в свете которых стал виден падающий крупными хлопьями февральский снег. От окна тянуло холодом. Она отодвинулась подальше и натянула на плечи шерстяную шаль. Посмотрела на часы. Через несколько минут должно было наступить время вечернего чая. Каждый день ровно в восемь вечера она садилась пить чай. В это время в ее дом, как правило, заглядывали нежданные гости. Лу никогда никого не приглашала специально, просто все знали об этой ее маленькой причуде и приходили составить компанию. Чаще всех наведывался ее старинный приятель Михаил и бывшие однокурсницы Лера с Наташей. Вот и сегодня стоило золотой длинной стрелке на темно-красном циферблате доползти до цифры двенадцать, как звонок над входной дверью разразился возмущенными трелями. Лу пошла открывать. Вместе с гостями в квартиру проник морозный воздух.
Лера и Наташа протиснулись в дверь одновременно, умудрившись не застрять в проходе. Они принесли с собой гомон болтовни и бьющую через край энергию. Вслед за ними зашел Михаил. Улыбаясь в тридцать два белоснежных зуба. Крепко поцеловал ее в щеку холодными губами и вручил пакет с еще горячими пончиками, обсыпанными сладкой пудрой.
Гости вытащили домашние тапки из тумбочки, не дожидаясь разрешения хозяйки, и пошлепали на кухню, где уже во всю пыхтел чайник на плите. Расселись на диванчике у стола. Михаил по обыкновению уселся на колченогий табурет у окна, пододвинул к себе пепельницу прозрачного стекла и, приоткрыв окно, блаженно закурил, вытянув длинные ноги под столом. Лу заметалась по кухне выставляя чашки с блюдцами, вазочки с вареньем и конфетами. Заварила свежего чая, по-крепче. Наконец, обеспечив всех всем необходимым, уселась за стол и придвинула к себе чашку горячего чая.
Некоторое время в кухне было слышно только звяканье ложек. Затем девчонки затеяли веселую беседу. Лу смотрела на них и щурилась от удовольствия. Наконец, Лера решилась задать вопрос, который мучил обеих подружек.
Лу, а как твоя мама?
Ну, как всегда, - улыбнулась она, зная чего именно они ждут. - Недавно из Италии вернулась, опять полную коробку какого-то барахла привезла. Если интересно, можете посмотреть, может вам что подойдет.
Глаза девчонок засверкали и, обе, дружно кивнув, выскочили из-за стола и унеслись в комнату.
Н-да, разбалуешь ты их так совсем, - проговорил Михаил, делая очередную затяжку.
Да ладно тебе. Мне эти тряпки ни к чему, а им радость. Все таки они мои подруги. Могу я своим подругам дарить подарки.
Подруги? Скорее любимые младшие сестры, - рассмеялся он.
Лу спрятала лукавую улыбку в кружке.
Я тебя хочу кое с кем познакомить, - обронил неожиданно Миша и посмотрел на часы.
Лу не успела ничего спросить, в коридоре опять затренькал звонок.
А вот и он, точен как часы, - Михаил сам пошел открывать дверь.
Лу встала и растворила створки шкафа с посудой. У нее была придуманная примета: доставать посуду до того, как увидит нового гостя, таким образом она пыталась отгадать его характер. Закрыла глаза и, сунув руку во внутрь, наугад вытянула чашку. Ей попалась тонкая фарфоровая чашечка с золотым ободочком и изысканной росписью по боковинкам, изображающим старинный замок и охотника с большим черным псом. Под эту чашку она извлекла из глубин шкафа парное блюдце, на котором красовалась уже только собака на фоне деревьев. Удивительно, но она совершенно не помнила, чтобы у нее в шкафу было что-то подобное, а ведь совсем недавно перебирала всю посуду: «Может, мама привезла и забросила сюда за ненадобностью?»
Лу вымыла чашку и блюдце. Дорогой фарфор приятно ластился к пальцам своей хрупкой гладкостью, чуть шероховатый в местах нанесения изображений. Аккуратно поставила на стол.
А вот и мы.
Она обернулась на голос Михаила. Позади него возвышался парень. Лу удивленно моргнула. Высокий, худощавый, в черном сюртуке с белоснежными, выглядывающими из рукавов манжетами. Темные волосы свисают на лицо, точно он пытается отгородится от мира. Она ощутила как вдоль позвоночника пробежали мурашки. Это нельзя было назвать страхом, просто какая-то необъяснимая тревога. Лу мысленно усмехнулась и попыталась расслабиться. «Не можешь что-то изменить — расслабься и получай удовольствие».
Лу, познакомься мой хороший приятель Всеволод, - Мишка довольно улыбался, в его глазах плясали чертенята.
Гость убрал волосы с лица. Его нельзя было назвать красивым или даже симпатичным. Но черты его лица носили странный отпечаток благородства, что так явственно виден на портретах старых эпох. Прямой нос с острыми крыльями носа в купе с пронзительными зеленовато-карими глазами, придавал его облику что-то хищное.
Приятно познакомиться, - произнесла Лу и улыбнулась.
Гость сжал узкие губы, точно был недоволен.
Могу я узнать ваше настоящее имя? - произнес он чопорно, сверля ее чуть ли не гневным взглядом.
На секунду все чувства Лу пришли в смятение от невозможности понять, чем она уже успела не угодить этому мужчине, так как назвать его юношей или молодым человеком у нее просто язык не поворачивался. Но она довольно быстро справилась с собой и заставила себя опять улыбнуться.
Луиза, - недоверие в его глазах, - Это мое настоящее имя. Хотите могу показать паспорт?
Очень необычное имя, - он опустился на диван.
Лу хитро усмехалась, создавшаяся ситуация ее очень забавляла. Продолжая улыбаться уголками губ и посматривать на гостя из-под опущенных ресниц, она невозмутимо налила ему чаю и предупредительно пододвинула к нему поближе сахарницу и молочник. И не ошиблась. Он положил одну ложечку сахара и долил молока.
Лу перевела взгляд на Мишу.
Тот от всего происходящего похоже вообще был в восторге. Его лицо светилось от счастья, он опять закурил и подлили себе чаю. Они просидели в молчании около полу часа. Если бы не шуршащее на грани слуха радио с хитами, то тишину, установившуюся в кухне, можно было назвать гробовой.
Чем вы занимаетесь, Всеволод? - прервала молчание Лу, заметив, что у гостя чай подходит к концу.
Что вы имеете в виду? Вас интересует моя работа или может мои увлечения?
Лу поежилась под его взглядом и уже успела пожалеть, что вообще открыла рот.
Ваша работа, - выдавила она из себя.
Я фармацевт, - он поставил пустую чашку на стол, - Позвольте в свою очередь спросить о вашем роде деятельности, Луиза?
Дизайн интерьеров и садово-парковый дизайн, - Лу слегка нахмурилась, сведя брови к переносице.
Ей показалось, что по лицу гостя пробежала тень. Он опять недовольно поджал губы. В этот момент в кухню занеслись Лера с Наташей. Всеволод одарил обеих девушек скучающим взглядом. Подружки застыли на пороге в миг присмирев.
Привет, - произнесла Лера.
Всеволод кивнул и выдавил из себя улыбку. Лера под его взглядом покраснела. Наташа нервно улыбнулась.
Лу, мы тут кое-что выбрали. Можно нам взять? - спросила Наташа искоса поглядывая на мрачного гостя.
Ну, конечно. Берите что понравилось, - облегченно улыбнулась Луиза, благодарная всем святым, которые надоумили девчонок вернуться именно в этот момент.
Спасибо, - обе подружки просияли.
Ну, мы, наверное, пойдем. Поздно уже, - проговорила Наташа переминаясь с ноги на ногу.
Приходите завтра. Будет торт, - ответила Лу.
Обязательно. Всем пока.
Луиза встала, чтобы проводить девчонок. Они быстр оделись без обычной громкой болтовни и, стрельнув глазками в сторону кухни, нарочито громко попрощались:
До завтра.
Лу закрыла за ними дверь и вздохнув вернулась на кухню. Стоило ей войти, как она поймала на себе пристальный взгляд гостя. Ей было очень не комфортно, да и кому понравится, когда его так рассматривают.
Вы всем так раздаете свои вещи? - не заставил себя долго ждать Всеволод.
Нет, - Лу нахмурилась.
Врет, - тут же заявил Михаил улыбаясь, - Всем раздает. Еще и денег взаймы может дать. Она вообще никому не отказывает.
Миш, ну что ты такое говоришь.
Можно узнать причину ваших поступков? Вы считаете, что обязаны облагодетельствовать всех окружающих?
Нет, - Луиза посмотрела ему в глаза и заставила себя стерпеть ответный взгляд.
Тогда почему вы так поступаете?
Если я могу позволить себе что-то отдать другим людям и им это будет гораздо нужнее, чем мне, то почему бы мне не отдать? - она отхлебнула из кружки остывший чай.
Очень интересно. Вы считаете, что совершаете добрый поступок даруя им то, что они просят?
Да..то есть нет. Я просто отдаю. Я не понимаю, что в этом такого? - она закуталась в шаль, подтянув ее к самому подбородку.
А вы никогда не думали, что тем самым вы совершаете зло и люди, берущие у вас, ненавидят вас, - он скрестил руки на груди. Вся его поза выражали самодовольство.
Нет, не думала.
А вам стоило об этом задуматься.
Не один добрый поступок не останется безнаказанным? - усмехнулась Лу.
Я не считаю ваши поступки добрыми и тем более оправданными.
Какое право вы имеете судить меня? - Луиза внутренне потихоньку начинала закипать, хотя старалась сдерживать себя.
Я не сужу вас. Я просто интересуюсь.
Лу с досадой посмотрела в опустевшую чашку и отставила ее от себя.
Миша затушил сигарету. Поднялся, успокаивающе опустив руку ей на плечо:
Мы, наверное, пойдем уже, Лу.
Всеволод тоже встал, и не говоря ни слова вышел в коридор. Они оделись. Миша наклонился и поцеловал ее в щеку.
Пока. Увидимся, Лу.
Всеволод кивнул ей головой на прощание и молча прошел к лифту на площадке.
Луиза закрыла за ними дверь и вздохнула, чувствуя недоумение по поводу всего, что было сказано в этот вечер.

Вечер 2.
Чайник давно уже вскипел. Но Лу ни на что не обращала внимание, поглощенная новой книгой. События описанные в ней были столь мрачны и волнующе, что погруженная в них она не сразу осознала, что тренькующий звук, который мучил ее слух уже более минуты имеет самое непосредственное отношение к звонку в ее квартире. Лу, не отрываясь от книги, прошла в коридор и на ощупь открыла дверь. Несколько долгих мгновений она еще продолжала читать, но осознав, что ее гость не произносит привычных слов приветствия заставила себя оторваться от чтения и поднять глаза. Все еще пребывая мыслями в мистических событиях, разворачивающихся в книге, она осознавала себя вампиром жаждущим крови, и вечность текла в ее жилах. Наконец, ей удалось сбросить иллюзию причастности и сосредоточиться на госте. Перед ней стоял Всеволод и очень внимательно, чуть ли не с восхищением изучал ее. Его лицо в этот момент не казалось раздраженным или надменным, не было скучающей гримасы самодовольства. Наверное, она могла бы сказать в этот момент, что он красив. Все еще не отрывая чуть расширенных глаз от нее он поднял руку и провел ей по ее щеке. Она вздрогнула от прикосновения холодных с мороза пальцев. Но казалось не заметил этого, продолжая свои непонятные действия, провел пальцами по ее носу, подбородку и только когда его пальцы коснулись ее губ, Лу нашла в себя силы отстраниться и перехватить его руку. Всеволод вздрогнул и посмотрел на свою руку. Она тут же выпустила его пальцы, чувствуя как кровь приливает к лицу в смущении.
Позади него раздалось шуршание открывающихся дверей лифта.
О, ты уже здесь, - послышался радостный возглас Михаила.
Лу могла бы поклясться, что в этот момент Всеволод сморщился от раздражения, но выражение его лица настолько быстро вернулось к прежнему спокойному холоду, что она посчитала это выдумкой своего сознания.
Михаил пожал руку Всеволоду и, подойдя к Лу, поцеловал ее в щеку, проговаривая свое обычное:«Привет, моя радость».
Миша расположился на своем излюбленном месте и тут же закурил с таким блаженном выражением лица точно весь день терпел.
Луиза вытащила чашки. Достала молочник и сахарницу. Чайник весело пыхнул начиная заново разогревать воду. Открыла холодильник, вытаскивая клубничный торт. Она полдня над ним колдовала, выпекая коржи, смазывая их сметаной, пропитывая коньяком и выкладывая слои из сливок и крупной сочной клубники.
Вау, - выразил свои чувства Миша и протянув руки смахнул сверху ягоду в сливках.
Лу, ты не перестаешь меня поражать. Женюсь на тебе, точно женюсь.
Луиза рассмеялась, довольная похвалой и посмотрела на Всеволода. Он смотрел на торт, точно тот был наимерзейшей на всем свете вещью. Она мысленно закатила глаза к потолку: «Ну, что на этот раз? Этому типу просто невозможно угодить».
Вы не любите сладкое? - спросила Лу, пытаясь вспомнить ел ли ее недовольный гость что-нибудь в прошлый раз, но память ничего путного не подкинула как на зло.
У меня аллергия на клубнику, - ответил Всеволод, сжав бескровные губы.
«Боже мой! Это надо же, чтобы у него была аллергия именно на клубнику» - Лу повела одной бровью и усмехнулась.
Я не вижу ничего смешного в том, что у меня аллергия. Это довольно неприятная вещь.
«Заметил!»
Я не смеялась над вами, Всеволод, я просто вспомнила одну приятную вещь, - Лу врала и не краснела и была довольно собой, особенно заметив недовольство на лице неприятного гостя, который был вынужден замолчать переваривая свою ошибку.
Блаженная тишина продлилась недолго.
Позвольте узнать, Луиза, что за книгу вы читали недавно.
Лу ощутила, как краска бросилась ей в лицо. Книга была не самого скромного содержания и она бы предпочла, чтобы никто не знал о ней. Луиза незаметно выдохнула и попробовала успокоится, чтобы ответить на вопрос как можно более спокойно, а потом решила, что плевать она хотела и, не говоря ни слова, взяла книгу с подоконника и передала ее гостю.
Тот принял на руки солидный томик в кроваво-красной обложке тесненной золотом, взвесил его и нежно провел пальцами по корешку, открывая там, где торчала вложенная яркая закладка. Лу затаила дыхание, наблюдая за ним. Она отлично помнила на каком именно отрывке у нее заложена страница, если закрыть глаза то, пожалуй, с точностью могла бы воспроизвести абзац о том, как главный герой, осознав себя высшим существом, пьет кровь наложницы султана. Сцена, наполненная скрытым эротизмом, грязью и в тоже время чарующей темной красотой, такой притягательно-сладкой и в тоже время тошнотворно греховной.
Лицо Всеволода оставалось совершенно спокойным, ни один мускул не дрогнул на нем, пока он читал и нежно поглаживал страницы книги, точно лаская их. Он прочел разворот и перевернул страницу дальше. Усмешка придала его лицу еще более высокомерный вид. С этой усмешкой и непонятным блеском в глубине потемневших глаз он отдал ей книгу назад.
- Давно вы читаете подобную литературу? – спросил он, поднося к губам чашку.
- Нет, - Лу не посчитала нужным уточнить, что до этой книги она не читала ничего подобного, старательно избегая даже столь «невинных» женских любовных романов. Но ей отчаянно было жалко потраченных шестьсот рублей, за которые было приобретено это сомнительное творение. Она подчинилась секундной прихоти и впервые купила книгу из раздела –Мистика –совершенно не ожидая, что это литературное произведение будет заключать в себе подобные сцены. Начав же читать, Лу уже не смогла остановиться, хотя порой это становилось просто невыносимо из-за излишней откровенности сцен, а также неприкрытой похоти, что лилась с этих страниц в ее сознание.
- Что там за книга такая? – спросил вдруг Михаил.
Лу вздрогнула, под этим насмешливым взглядом она успела забыть, что они не одни. Миша протянула руку к книге, но она его опередила и схватив книгу прижала ее к себе.
- Миш, ничего особенного. Так ерунда, - Лу почему-то было очень стыдно перед ним, за то что она позволила себе читать такое.
- Да ладно тебе, Лу, дай посмотреть, - он улыбался и продолжал тянуться к книге.
- Нет, пожалуйста, - взмолилась она, сильнее прижимая книгу к себе.
- Лу, это просто смешно, - он пристально посмотрел на нее, но затем вдруг улыбнулся, - Ну, хорошо, если ты так не хочешь я не стану на нее смотреть. Хотя это очень смешно.
Луиза улыбнулась и убрала книгу в кухонный стол в ящик с полотенцами, молясь про себя, что бы все скорее забыли о ней.
Лера с Наташей так и не пришли в этот вечер.
Через полчаса проведенных в болтовне не о чем Михаил засобирался домой, ссылаясь на то, что вспомнил о незаконченном неотложном на сегодня деле. Всеволод молча последовал за ним. В тот момент когда Миша вышел на лестничную площадку, а Всеволод замешкался на пороге и Лу оказалась близко стоявшей рядом с ним, погас свет. Тут же зазвонил Мишкин мобильник, он взял его и принялся громко и весело с кем-то разговаривать. Лу силясь рассмотреть в окружающей тьме куда делся ее нежеланный гость спиной ощутила его присутствие и замерла, как птичка попавшая в силки. Он был настолько близко, что она слышала его дыхание, а в следующее мгновение ощутила его вздох на своей шее.
- Я не считаю ужасным, что вы читаете подобные книги. Ваше волнение выглядело весьма мило. Не нужно стыдиться. Я не расскажу ничего Мише. Я сохраню вашу маленькую тайну, - его шепот обжег ей ухо. Лу почувствовала улыбку в его голосе и позволила себе сглотнуть комок, застрявший в горле и мешавший ей нормально дышать.
Свет мигнул и вновь загорелся. Миша сунул мобилу в карман и повернулся в их сторону.
Всеволод, ты идешь? Лу, пока, - он помахал ей рукой, находясь уже в лифте.

01:09 

За ХВОСТ не дергать!
Я снова играю в игру,
Я прячу свою натуру,
Я буду опять
Ледяною скульптурой,
Лишь бы твой взгляд
Был прикован ко мне.

Я так хочу слышать
Твой голос
И чувствовать ревность с досадой.
Это все, что ты можешь мне дать,
Это все, что мне надо.

00:43 

За ХВОСТ не дергать!
А душа то болит. И что ты с ней не делай. Как не пытайся увлечь ее и занять, она притихнит, уснет, а потом вдруг напомнит о себе и отзовется жуткой болью, от которой захочется завыть, свернаться клубком, подтянув колени к груди. И ты вновь заревешь, осознавая что не уйти, не скрыться, что не будет спасения. И вот тогда ты понимаешь, что ничего не значишь на этом свете, что ты никто, жалкая песчинка, которая ничего не решает. А потом наревевшись почувствуешь пустоту, поднимешься и вновь станешь совершать не нужные никому действия. А душа то болит.

Август. Жарко. Асфальт цепляется за острые каблуки. Солнце печет, лениво перекатываясь в редких пушистых облаках. Густая пыль с запахом людского пота и выхлопных газов оседает на лице, делает губы солеными, скрепит на зубах песком. Вечер не приносит ожидаемого облегчения, марево колеблется в воздухе, погружая город в сонную опатию высушенного жаждой страдальца.
Окно было раскрыто на распашку. За столом собралась веселая компания. Хрустальные бокалы с вином мешались с металлическими прохладными банками с пивом. Пакет с чипсами кочевал из рук в руки. Клубился дым сигарет. Разговор тек не прекращаясь, становясь то громче, то тише, прерываясь взрывами смеха. Им так хорошо было вместе. Такие разные, но похожие. Среди них была одна только состоявшаяся пара, остальные свободные, молодые, связанные только общими интересами и узами кровного родстава . И в тоже время все они на этой кухни были одной большой, воссоединившейся семьей.
Ночь принесла прохладу и легкий ветер. Общих разговор утих, разбив их на тройки и пары, объединенные общими мыслями. Потихоньку они стали расходится. Уходя в соседнюю комнату, где все что имело горизонатльную поверхность служило пристанищем жаждущим объятий морфея.
Они остались в двоем. Спорили без остановки. Как-то незаметно друг для друга сели совсем рядом, косаясь друг друга коленями, продолжая говорить. Она замолчала неожиданно, посмотрела ему в глаза и улыбнулась поднеся бокал к пылающим губам. Он так же неожиданно наклонился и поцеловал ее, боясь, что откажет, отталкнет, но нет, приняла, впустила, ответила, и все закружилось, потонуло в столкновении. Кто-то закашлял позади. Она отпрянула, обернулась: "Брат". Теперь их было уже трое. Уселся на стул у окна, достал банку из холодильника, припал губами к ее холодноиу краю. Посмотрел на двоих, застывших, пытающихся отдышаться, прячущихся. "Я ничего не видел. Это ваше дело", - улыбнулся и вновь устремил взгляд в белеющую ночь.
Встала. Ушла в ванную. Долго мылась, пытаясь унять дрожь. Вышла и невысушив волосы улеглась в комнате не единственный свободный матрац на полу, натянул одеяло до подборотка. Прошло небольше десяти минут. Кто-то вошел, впустив свет из коридора, долго возился раздеваясь. Мгновение и лег рядом с ней, приподнял одеяло обнимая, прижимаясь к ее спине, зарываясь лицов в ее влажные длинные волосы. "Ты так пахнешь", - вздох-шепот. "Это шампунь", - глупость-шепот.

15:06 

Наследник

За ХВОСТ не дергать!
- Ты видел его?
- Да, Бальтазар. Наследник прибыл сегодня в полдень.
- И?
- Ничего примечательного. Даже не верится, что он дитя великого всемогущего Александроса Ветрогона.
Эрик Ледяной Седьмой Вестник императора с легкой усмешкой пронаблюдал реакцию своего друга Бальтазара Меченосца Третьего Мечника императора. Как всякий рожденный в семье мечников Бальтазар был огромен ростом, широкоплеч, с грубыми чертами лица, мало эмоционален и обладал тем холодным тяжелым взглядом, так характерным для касты воинов. Даже унаследованные от матери волнистые серебристые волосы нисколько не смягчали его наружности, наоборот усиливая схожесть с каменным изваянием. Эрик запустил руку в свои солнечные кудри и улыбнулся, подхватив изящной рукой с подноса на камине хрустальный кубок с золотистым медом.
- На твоем месте я бы не стал так волноваться. Наследник слишком юн, чтобы составить тебе конкуренцию.
- Император всегда ценил его отца.
- Не думаю, что благосклонность императора будет распространенна и на сына.
- Подробности. Говори яснея. Опиши его.
- Коротышка, едва тебе до груди макушкой достанет. В плечах узковат, никаких признаков тренировок. Милая мордашка, по-женски отпущенны длинные волосы. Руки, видел бы ты его руки, Баззи, маленькие холеные ручки с узкой ладонью и тонкими пальчиками, - Эрик мечтательно прикрыл глаза и смочил губы терпким медом.
- Эрик, твои предпочтения меня мало интересуют, - Бальтазар изогнул светлую бровь.
- А зря, мой друг, мы могли бы стать отличной парой, - вестник позволил себе приблизиться к мечнику и коснуться его плеча. Он знал что его «милый друг Баззи» любого другого за подобную вольность искрошил бы на мелкие кусочки, но только ни его. Он это знал и пользовался этим. Бальтазар был отличным щитом для него от всех неприятностей.
- Ты знаешь, будь я на месте наследника Александроса, я бы ни за что не решился появиться в столице при таком то раскладе сил.
- Он приехал за посохом Ветрогона.
- Говорят в нем заключена большая сила, - как бы между прочем оранил вестник, вертя в руках бокал.
- Да, его жезл не простая игрушка. Ветрогон прежде всего был Магом, - Бальтазар искривил в призрении губы, произнося ненавистное слово, - Но и воином он тоже был.
- У Магов в его лице был отличный шанс выиграть вражду за расположение императора у Мечников. Теперь Маги передерутся за его посох. Похоже, эпоха Воинов, наконец, наступит.
- Вот поэтому-то его посох и должен достаться Мечникам, - Бальтазар резко поднялся и пересек богато обставленную комнату, подойдя к окну. Помедлив несколько мгновений, он поднял тяжелую портьеру, позволив лунному свету проникнуть в помещение. В столице Империи Феникса царила глубокая ночь.
- Бальтазар, ты собираешься бросить вызов этому мальчишке? – Эрик поставил полупустой бокал на камин и опустился в кресло покинутое его собеседником.
- Если он так жалок, как ты говоришь, это не потребуется. Собратья по цеху уберут его гораздо раньше. А мне останется позаботиться о том, чтобы посох Мага Александроса Ветрогона исчез из истории нашей империи навсегда.
- Жаль будет, если он погибнет, - вестник переплел пальцы рук, любуюсь игрой света на полированных розовых ногтях.
- Только не говори, что запал на него. Этого еще не хватало, - Бальтазар хмыкнул и закрыл окно портьерой.

Императорский дворец не был в прямом смысле этого слова похож на дворцы подобного назначения. Скорее всего, он напоминал военную крепость способную выдержать многомесячную осаду, как в прочем и было изначально. Крепость Огненного феникса существовала с незапамятных времен. Говорили, что она была воздвигнута еще до начала войны между Магами и Мечниками. Кровопролитная война, уничтожавшая целые народы длилась много веков и только, когда воины сплотились под знаменами сильнейшего из них - Георга Завоевателя удалось одержать долгожданную победу над Магами. Поговаривали, что матерью Георга была ведьма, и он сам не гнушался использовать магию, потому и победил. Победил и принудил магов и воинов заключить мирное соглашение. Именно с этого началась история Империи Феникса. Мирное соглашение, впрочем, нисколько не уменьшило вражды Магов и Мечников, только теперь они боролись за влияние над императором, а не за отдельные куски земли. Хотя изначально считалось, что император происходит из рода Мечников, а значит, именно их каста должна главенствовать в стране, это нисколько не мешало более хитрым и изворотливым магам не только добиваться высокого положения при императорском троне, но так же в определенные эпохи управлять империей, влияя на ее главу. Именно так обстояли дела при последнем императоре Захарии Терпеливом, который во всем прислушивался к советам Мага Александроса Ветрогона. И таково было состояние дел в империи на момент, когда трон Захарии занял его сын Кристиан Своенравный. Которого надо сказать Мечники чтили гораздо больше, чем его отца. Кристиан был истинным воином, он с юношеских лет ходил в военные походы против восточных народов Империи Дракона и против северных племен гоблинов, снискал славу храброго и могучего воина. Но ко всеобщему недовольству Мечников продолжал прислушиваться к советам Мага Ветрогона и держал его возле себя, как и отец. Смерть Александроса Великого была внезапна и многим казалась нелепой случайностью. Погибнуть от стрелы гоблина и не важно, что она была пропитана сильнейшими ядами, для мага его уровня было по крайней мере странно. И тем не менее это произошло. Единственному наследнику Мага Александроса Ветрогона так тщательно скрываемому от всех столько лет, было направленно официальное императорское послание с разрешением явиться в столицу империи: дабы забрать посох отца, передаваемый в семьях Магов по наследству. Правда, прошел слух, что император надеется в лице сына Александроса обрести достойную замену своего безвременно почившего советника. Все это не могло не запустить новый виток вражды между Мечниками и Магами, а также не начать новых распрей за власть внутри самих каст.
И так крепость Огненного Феникса, а ныне резиденция императора Кристиана Своенравного открыла свои двенадцати футовые стальной чеканки врата перед наследником Мага Александроса Ветрогона, прибывшего к императорскому дворцу в назначенный день месяца Цветения Белого Ландыша, в сопровождении свиты из двух человек. Сама тщедушная фигура, по меркам мужского населения империи, наследника заинтересовала всех не более, чем на несколько секунд: были отмечены женственные черты лица, сплошная чернота устаревшего фасона камзола с жестким воротом и нервозность движений. После этого все внимание наблюдателей было целиком захвачено верховым животным, на котором прибыл наследник. Конечно, ящероподобных трапперов в империи видели не так уж редко. Трапперы были чуть больше в холки лошади, с массивной шеей украшенной внушительного вида головой с тринадцати дюймовыми клыками способными полосовать врага, вместо копыт их мощные ноги заканчивались четырехпалыми лапами с загнутыми когтями, длинный хвост украшали костные наросты, да и все тело животного покрыла прочная чешуя. Дело было не в том, что это траппер, хотя эти создания и отличались свирепым неуживчивым характером, дело было в том, что это был призрачный траппер или белый. Этот вид считался вообще не поддающимся выведению в неволе, а так же дрессировке. Среди своих свирепых сородичей белый траппер выделялся особо злобой. Призрачных трапперов избегали даже черные драконы подземелий. Хотя белый траппер был меньше по размеру, чем даже его беспородный степной собрат зеленый. Наследник Ветрогона с легкостью спрыгнул на землю со спины траппера, похлопал свою зверушку по голове рукой и что-то сказал ей, прежде чем отдать поводья трясущемуся от ужаса конюшенному. Спутники наследника сошли со своих черных трапперов. Оба явно принадлежали к касте воинов, скорее всего к какому-то обедневшему роду, раз подались в охрану, да еще и к магу. Широкоплечие громилы, в легкой кольчуге с латными пластинными на груди и спине, держались от наследника не дальше, чем на шаг окидывая окружающую обстановку настороженным взглядом. Встретить наследника вышел Рональд Огненный Второй вестник императора. Он был так же озадачен внешним видом сына Александроса Великого, как и Эрик Ледяной, но ни чем не показал своего изумления и, приветствовав по всей строгости этикета званного гостя, повел его во дворец.
Как и подобает наследнику семьи Третьего Мечника императора, Бальтазар Меченосец расположился на третей ступени от трона правителя и замер неподвижно, опираясь обеими руками на головку рукояти меча, извлеченного из ножен и поставлено впереди себя. Такова была церемонная традиция первых пяти семей Мечников приближенных к императорской семье. По левую сторону от трона императора, на второй ступени от трона стоял Маг Корнелиус Седовласый, древний старец тощий, как щепа и прямой, как копье, державший в руках витой посох из белого дерева. Он улыбался в густую бороду, оглядывая собрание выцветшими серыми глазами, и как всегда имел весьма довольный вид, как кот, налакавшийся хозяйских сливок. Здесь присутствовали и другие маги, но они не были допущены к семье императора, поэтому никто из них ни смел подняться, ни на одну из пяти ступеней, ведущих к трону.
Император Кристиан восседал на троне в полном военном облачении, только голову его венчал не шлем, а золотой обруч, сверкавший белыми каменьями. На коленях он держал посох Александроса Ветрогона, похожий на мертвую ветвь иссохшей узловатой рябины. Он сжимал его в руках, изредка забывшись ласково поглаживая гладкое дерево. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять - император надеется, что наследник Ветрогона окажется точной копией умершего мага. Бальтазар сжал зубы, ненавидя Александроса после его смерти еще больше, чем при жизни. Паршивый маг умудрился стать самым близким другом императора, совершил то, чего не смог сделать никто из них, как бы они не были преданны трону. Наконец, мучительное ожидание подошло к концу. В двери тронного зала советов вошел Второй Вестник императора. Поклонившись, он произнес:
- Прибыл Наследник Мага Александроса Ветрогона, – после чего отошел в сторону.
Вперед выступила темная фигурка, казавшаяся просто крошечной среди скопления двухметровых гигантов Мечников и высоких Магов. Прибывший, чуть замешкался на пороге, но затем двинулась к трону, гордо выпрямив спину и расправив плечи. Широкий старинный камзол скрывал фигуру, четко обозначая только линию плеч. Длинные черные волосы свободно падали спускаясь ниже лопаток, чем привели в замешательство, как Мечников, так и Магов. Существо, представшее перед ними, казалось бесполым, большие темные глаза с густыми ресницами и маленький яркий рот еще больше усиливали это впечатление. Казалась, природа посмеялась над этим юношей, наградив его тем, что скорее подошло бы девушке. Но какая-то странная возвышенная строгость в лице не позволяли пренебрежительно смотреть на наследника Александроса. Он дошел до нижней ступени трона и остановился, за спиной замерли его безмолвные стражи.
Бальтазар внимательно следил за выражением лица императора. Он видел, как на нем отразились удивление, горечь от утраты последней надежды и, наконец, упрямство и холодная твердость. Император смирился со своей потерей и собирался исполнить долг перед умершим на его руках другом. Третий Мечник императора почувствовал, как его отпускает напряжение, тяжесть неизвестности, что давила на него все эти недели со смерти Ветрогона. Вот он наследник, но здесь не с кем сражаться. Пожалуй, он был немного разочарован, он ожидал до последнего нечто другого, несмотря даже на предварительные новости от Эрика.
- Я рад приветствовать тебя в столице, сын Александроса Ветрогона. Жаль, что долгожданную встречу омрачает смерть твоего отца, - произнес в установившейся тишине император. Его голос был тверд, но ни у кого не возникло сомнений на счет искренности слов правителя.
- Я благодарен тебе, Кристиан Своенравный, за позволение явиться в столицу за посохом отца, - голос наследника Мага был тих и шелестел, словно ветер в опавших осенних листьях.
По залу прошел шумок неодобрения. По имени императора могли называть только главы приближенных к трону семей. Подобное нарушение этикета приравнивалось к оскорблению. Правитель окинул строгим взглядом своих приближенных, заставив смолкнуть голоса недовольных. Наступило тягостное молчание. Наследник Александроса замер безмолвной тенью перед троном, его взгляд рассеянно скользил по груди императора, как-будто он пытался во всех мелочах изучить узоры латных доспехов. Неожиданно император поднялся, заставив вздрогнуть всех, и сошел по ступеням трона вниз к застывшему в растерянности мальчишке. В зале наступила гробовая тишина, подобного не удостаивался здесь ни один. Кристиан Своенравный дождался, пока сын его друга поднимет на него взгляд. Юноша сделал это после секундной заминки. Огромные глаза болотно-зеленого цвета встретились с яркими синими глазами императора. Кристиан почувствовал, как в груди что-то обрывается, из-под густых ресниц на него смотрели глаза его умершего друга, и сила, таившаяся в их глубине, пугала и завораживала. Мальчик вытянул губы в тонкую линию, безотчетно копируя мимику отца, и решительно протянул руки к посоху. Император несколько долгих минут всматривался в чужое лицо со знакомыми глазами и только после этого весьма неохотно отдал посох из своих рук. Все затаили дыхание. Если посох не примет мальчишку, с Ветрогонами будет покончено навсегда.
Наследник Александроса сжал посох одной рукой и, резко подняв в воздух, громко произнес:
- Я Роуван Ветрогон наследник Александроса Ветрогона призываю тебя ответить мне!
Посох в руках мальчишки полыхнул голубым пламенем, и деревянная корка начала отваливаться с него кусками, обнажая полупрозрачное естество из горного хрусталя, в котором навечно застыли Духи Семи Ветров, скованные силой мага. По залу прошел возглас удивления. Никто не верил, что посох признает нового владельца, мало того, что откликнется на его силу, так еще и изменит свой вид согласно силе души. Магический поток был виден каждому, он белой струей из сверкающих снежинок закручивался вокруг наследника Мага, развивая полы его старомодного камзола и заставляя темные волосы мальчишки шевелиться, точно черные гибкие змеи. А затем мальчик чуть наклонил посох в сторону замершего с широко раскрытыми глазами императора, и поток ледяных снежинок окутал и императора, вписав его в кокон силы юного мага. Воины рванулись к Кристиану, но было уже поздно, ни один из них теперь не мог дотронуться ни до мальчика, ни до правителя. Бальтазар ближе всех находился у раскручивающегося прозрачного кокона, он сжимал челюсти так, что слышен был хруст зубов, взгляд его глаз обещал мальчишке все муки ада, если что-то случится с императором. Но наследник Александроса не видел его, все внимание юноши было поглощено Кристианом. Они, не отрываясь, смотрели друг другу в глаза.
- Я Роуван Ветрогон подтверждаю клятву своего отца Александроса Ветрогона. Я клянусь своей силой служить тебе, Кристиан Своенравный, принадлежать тебе душой, телом и помыслами. Если ты подтверждаешь принятие клятвы, скрепи ее печатью.
Все замерли. Маг не собирался причинить вреда императору. Маги вздохнули с облегчением и опустили посохи. Но Мечники сомкнули свои ряды еще сильнее. Они помнили, как точно такую же клятву приносил Кристиану Александрос Ветрогон и мысль о том, что император свяжет себя еще с одним Магом этого тысячекратно проклятого всеми воинами рода была им настолько противна, что ни один бы не пожалел своей души за то, чтобы правитель не принял клятвы сопляка.

Кристиан понял, что происходит еще только это бесполое существо с такими родными глазами начало говорить. Он хотел отклонить клятву, но когда ритуал вошел в свою силу и душа юного мага коснулась его души, император ощутил то состояние покоя и силы, то возвышенное просветление души, когда тебя пронизывают сотни сверкающих теплых копий из солнечного и лунного света, когда ты растворяешься и становишься ни одним из тысячи людей, а всем сразу. Он почувствовал то, что до этого момента мог ему дать только Александрос Ветрогон - поддержку. Кристиан ощутил, как тоска и одиночество, обступившие его со смерти друга уходят, и его вновь окутывает теплота доверия и понимания. Император принял решение. Склонившись над юным магом, он запечатлел на его губах поцелуй – клятва была принята. Кокон силы лопнул со звуком струны скрипки, задетой смычком. Мальчик глубоко вздохнул и, отступив от императора, опустился перед ним на одно колено, прижимая свой посох к груди.
Император запустил руку в волосы склоненной перед ним головы и пропустил длинные блестящие пряди сквозь пальцы.
- Ты можешь занять покои отца в правом крыле. Я буду посылать за тобой, когда ты мне будешь нужен.
Мальчик поднял на него взгляд.
- А теперь иди, - Кристиан отпустил черные мягкие волосы и, больше не глядя на юношу, поднялся на свой трон и тяжело опустился на него, но в следующее мгновение выпрямился и обвел взглядом зал.
Наследник Ветрогона встал и быстрым шагом вышел вон, не поднимая головы.

Бальтазар метался по комнате, как загнанный зверь. Сцена принятия клятвы до сих пор стояла перед его мысленным взором, не давая покоя и, заставляя сжимать зубы и кулаки, в немом желание растерзать и растоптать мальчишку Мага. Эрик затаившись наблюдал за своим другом из кресла. В таком состоянии «милый Баззи» мог и пришибить, поэтому не следовало подавать голоса и даже слишком громко дышать. Наконец, Меченосец остановился и посмотрел на вестника. Эрик поежился, ощущая, что Баззи что-то задумал и это «что-то» каким-то боком касается его золотисто кудрявой особы.
- Ты, кажется, говорил, что мальчишка тебе понравился? – спросил Бальтазар ничего не выражающим голосом.
Вестник ощутил холодок и свору марашек пробежавших вдоль позвоночника. Мысль о том, что язык его враг и надо в следующий раз поменьше болтать забилась в железных когтях ледяного страха.
- Говорил и что с того? – Эрик попытался придать своему голосу легкомысленности.
- Так значит, ты считаешь, что он весьма хорош?
- Раньше мои предпочтения тебя мало интересовали, - попытался выкрутиться вестник.
Бальтазар нахмурился и так посмотрел на Эрика, что тот еще раз пожалел, что не откусил себе язык еще в младенчестве.
- Да, он красив. Очень аппетитный мальчик.
- Так значит, ты был бы не против его получить?
- К чему ты клонишь, Баззи? Ну, конечно же, я не против был бы его получить, но после того как на него смотрел император… Я сомневаюсь в успехе своих желаний.
- Кристиан не из вашей породы, что бы ты там себе не думал, - резко оборвал его Бальтазар.
- Может и не из нашей, но в мальчишке явно что-то есть.
- Я хочу знать, что именно в нем такого. И ты узнаешь это для меня, - воин склонился над Эриком, заставив того вжаться спиной в мягкую обивку кресла.
- Каким образом?
- Подружись с ним. Соблазни его. Делай, что хочешь.
Эрик страдальчески закатил глаза: «Переубедить Баззи в таком состоянии духа просто невозможно. Он и так-то всегда довольно упрям, но когда какая-то мысль втемяшится в его твердолобую голову, здесь уже ничем не поможешь».
- Ладно. Я попробую, что-нибудь сделать. Но не рассчитывай на слишком многое. Может он предпочитает женщин, а может таких здоровяков, как ты.
Бальтазар издал звук очень похожий на рычание сторожевого пса.
- Уже ухожу. Не надо так рычать, Базз. За тобой должок будет, если все получится.
Меченосец окинул его таким взглядом, что Эрик еще раз проклял свой болтливый язык и поспешно закрыл за собой дверь.

23:25 

lock Доступ к записи ограничен

За ХВОСТ не дергать!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
10:15 

За ХВОСТ не дергать!
Блин, пора бы уже научиться управлять своей бешенной энергетикой! Но что-то не получается, как-только меня захлестывают сильные эмоции, так все что попадает в мои руки непременно ломается. Вот сегодня только я дошла мысленно до строчки : на раз два три ты сказал, что не любишь меня, - и вот результат моя любимая керамическая тарелка, такого замечательного черного цвета, взяла и сломлась прямо у меня в руках, развалилась на две идеальные половинки. Шорт. Прошлый раз помнится в люстре надо мной перегорело с искрами четыре лампочки, до этого я пополам сломала металлический половник. Ох, самоконтроль у меня к сожалению только внешнего вида касается. Как выражается мама: И глазом не моргнула, а поломник пополам.

21:48 

За ХВОСТ не дергать!
Вот что обидно - во мне все перепуталось. Старая Я не желает умирать, хотя давно потеряла свою актуальность и боеспособность, новая Я не желает жить, потому что не видит во всем этом никакого смысла, повторение циклов утомляет и перестает быть интересным, я делаю шаг, но исход предрешен, я знаю наперед и мне до боли противно от себя самой, за глупую надежду, за петлю без возможного выхода. Я промежуточная нравиться мне крайне мало, она зла, нервозна и хочет нравиться, а сил чтобы нравиться уже нет. О,да, логический тупик моего существования похоже все-таки настал, а счастье было так близко))
Где же ты моя руна перемен? Где же ты мой Ветер?
Пока я остановилась в голой степи и псрислушиваюсь к вечной тишине. Клинки тихо подрагивают в моих руках. Я готова вновь оскалиться клыками...не заставляйте меня.
Где ты мой Ветер?

21:50 

За ХВОСТ не дергать!
«Лучшим драконом для вас будет белый
Белые драконы, самые маленькие и самые слабые из злых драконов, являются тугодумами, но эффективными охотниками. Они импульсивные, порочные и животные, имеют тенденцию учитывать только потребности и эмоции данного момента, и не имеют никакого предвидения или сожаления. Несмотря на свой низкий интеллект, они столь же жадны и злы, как другие злые драконы. Тем не менее, они очень преданы своему хозяину. Чешуйки птенцов белых драконов – зеркально блестящие. Со временем их блеск исчезает, и ко времени, когда дракон достигает самой старой стадии, чешуйки становятся бледно-голубого и светло-серого смешанного с белым». Продавец подаёт вам холодное, как лёд, голубоватое яйцо. «Просто положите его в хорошо проветриваемое помещение и каждые двое суток выносите на полчаса на солнце. После того, как малыш выведется, не кормите его трое суток и не давайте улетать далеко. Хотя белые драконы, как и все другие драконы способны есть почти все, они очень специфичные и потребляют только то продовольствие, что было заморожено. И – да – если будете его дрессировать, обращайтесь к нам!» image
Пройти тест

19:01 

Вот такие вот ЙолКи!

За ХВОСТ не дергать!


22:46 

За ХВОСТ не дергать!
Так ждала, так ждала этих выходных, а все как нарочно разъехались по своим делам и я сижу дома одна и придумываю сама себе куда бы сходить(((
Вы не специально, я знаю...НО мне скучно, а когда мне скучно я слишком много думаю, а когда я думаю потом начинаются ...ну, вы знаете всякая чертовщина. Надо чем-то себя занять СРОЧНО!!!!

21:57 

За ХВОСТ не дергать!
иногда мне сняться сны о других мирах, и в этих снах я иная, не такая как в этой реальности. и проснувшись я долго чувствую внутри себя ту иную часть, что и моя и не моя одновременно. В самые сложные моменты своей жизни я опираюсь на этот внутренний стержень. смотрю на мир другими глазами, как буд-то это не я, не со мной - и это спасает меня. позволяет мне переоценить свои поступки. все хорошенько взвесить прежде чем действовать. я давно заметила. что многим людям, которые сталкиваются со мной в конфликтных ситуациях бывает не понутру то, как я говорю. двигаюсь или просто смотрю на них. Большинство конфликтов в моей жизни происходит. кстати, именно из-за таких вот мелочей: не так посмотрела. не так выразилась и так далее. но стоит отметить. что если люди все-таки переживают конфликт они изменяют обо мне свое мнение. Сколько таких, кто начал относиться ко мне уважительнее и стал принимать меня в серьез именно после таких вот ситуаций. я отношусб к такому повороту событий очень спокойно. Всем нужно давать второй шанс)
Я не знаю почему я такая? почему иной раз я чувствую некоторое раздвоение личности? почему порой легко отступаю. а иногда наоборот упираюсь и спорю до хрипоты?
большинство времени я воспринимаю себя нормально и мне кажется. что я такая же как все...
Но порой я чувствую, как что-то течет сквозь меня, просачивается наружу, и мне становиться страшно, потому что это мощь, которую неудержать, но я пока не даю ей вырваться

20:12 

За ХВОСТ не дергать!
Ваша Руна – Уруз.
image Руна Уруз - это руна внутренней силы. Она не проявляет себя явно, но формирует будущие обстоятельства, несет с собой перемены. Если старая форма существования ситуации устарела, она должна отойти в прошлое. И этому будет способствовать руна Уруз. Она приводит ситуацию в движение, развитие, способствует ее становлению и делает нестабильной. Руна жизненной энергии и силы, которой нелегко управлять. Требует полного использования своих способностей и приложения больших усилий.
Пройти тест

21:14 

За ХВОСТ не дергать!
Бывают странные события, бывают повторяющиеся события, но бывают и изряда вон выходящие. Представте около семи лет назад со мной в метро как-то познакомился молодой человек. ну. погуляли вместе может раза два, точно не припомню. Я быстро осознала, что у нас ничего с ним не выйдет (не мой тип) и очень корректно попыталась ему это объяснить. В итоге около двух месяцев меня назойливо приследовали. Я далеко скажем не писанная красавица, и если честно отношусь к типу не самых популярных у молодых людей девушек. Но вообщем сейчас не об этом. Дело в том, что тогда от дальнейшего преследования с его стороны меня спас переезд на другое место эительство и на целый год я и думать о нем забыла, но ровно через год мы опять столкнулись в метро и он попытался вновь пригласить меня на свидание. Вообщем я отмазалась. что устала и что домой надо или еще что-то (не помню точно), еще чере год ситуация повторилась и так уже на протяжении семи лет. Спрашивает КАКОГО ...ПРОИСХОДИТ?!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! Сегодня это чудо скрещения итальянской рассы с украинской вновь появилось на горизонте моей жизни. Меня спасла (как это не банально прозвучит) толпа народу и книжка. то есть заметив его и то что он меня заметил, я уткнулась носом в книгу и затисалась в толпе так, что меня от него закрыл шикарныз габаритв дядечка и пара усталых тетечек с сумками, а также подростки панки (сердечное спасибо им всем). Но вот меня уже терзают смутные сомнения: Не уж то так сложно понять, что ты нежелателен? Что тебя корректно посылают? (причем делают это доваольно вежливо)
И вообще ПОЧЕМУ ЭТО ПРОИСХОДИТ? Почему раз за разом мы сталкиваемся нос к носу в таком немальньком городе. как Питер? (шутку на счет - ЭТО СУДЬБА - не рассматриваются).


00:11 

За ХВОСТ не дергать!
Клубок ниток, два челнока и крючок) Что еще нужно для счастья для беспокойных ручек, ловких пальчиков и проснувшегося творческого порыва?))) теперь тишина вечеров наполненна щелкующими звуками. они успокаивают и настраивают на мирный лад. Узелок к узелку, медленно и кропотливо, волшебство твориться постепенно, каждое заклинание многоступенчато. Кружево и заклинание они похож, осталось научиться творить все это быстрее) Но разве мои пальцы могут двигаться еще быстрее? Возможно. Челноки снова щелкают.
Как он сказал: " У тебя пальцы пианистки".
Он ошибся - у меня руки кружевницы) Узелок к узелку.

20:42 

Этот человек терпит меня в течении практически девяти часов в сутки! Терпит и прощает

За ХВОСТ не дергать!


12:42 

Посвящается Верке)

За ХВОСТ не дергать!
Нервно курит малолетка
В переходе у ларька,
В бледных пальцах сигаретка
И дрожит ее рука.
Горький привкус
Горло сушит
Холодит глоток пивка,
Малолеточка не дружит,
Малолетка влюблена
В смелый взгляд
И юмор сальный,
В кожу куртки,
В панк и рок,
Вот такой универсальный
У любви ее видок.


И ты не отвертишься от меня дорогуша) Это моя месть за отравленные палочки))

22:07 

За ХВОСТ не дергать!
Наверное, я брежу. В голове мелькают странные эпизоды, диалоги и действия в лицах. Все это весьма отвлекает от реальности, нисколько не способствуя рабочему процессу. Я забываю элементарные вещи. Пока творческого зуда не ощущается, так что это не очередное "эпическое повествование", тогда что же?

Дневник Nene

главная