• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
23:51 

За ХВОСТ не дергать!
Я знаю, ты не хотел
Быть Ангел моей печали,
Ангел моей печали,
Я верю, ты сам не знал,
Что ты войдешь
В мое сердце,
Как входит клинок из стали,
Болью моей ты станешь
И ранишь меня, как сталь.
Однажды среди совсем других садов
Мы свидимся снова,
Мы свидимся снова,
Мы встретимся снова с тобой,
О как же тебе тогда будет больно за все,
Что ты сделал со мной
Средь сада земного
Печальный ангел мой.

Я помню, ты говорил,
Что мы будем навеки рядом.
Будем навеки вместе,
Ты знал ли тогда бог весть,
Что ты войдешь в мою плоть,
Как стрела,
Как стрела, что с ядом,
Станешь ты Ангел мести
С сердцем жестким, как жесть.
Однажды среди совсем других садов
Мы свидимся снова,
Мы свидимся снова,
Мы встретимся снова с тобой,
О как же тебе тогда будет больно за все,
Что ты сделал со мной
Средь сада земного
Печальный ангел мой.

И год за годом
Ты ведешь меня
По острию меча и
Ангел моей печали,
Я вижу ты сам не рад.
И этот жребий
Тебе самому, по-моему странен,
Но ты меня ранишь и ранишь,
На вылет, на этот раз.
Я на последок улыбнусь
Тебе, побелев под гримом,
А ты двинешься мимо,
«Привет», - сказав в незначай.
Теперь ты, кажется, сделал все,
Что б я стала дымом,
Погасла и стала дымом,
И я становлюсь им: «Прощай».
Однажды среди совсем других садов
Мы свидимся снова,
Мы свидимся снова,
Мы встретимся снова с тобой,
Не бойся,
Теперь я знаю все,
Тебе пришлось это сделать со мной,
Средь сада земного.
Печальный ангел мой.

Когда среди совсем других садов
Мы свидимся снова
Мы свидимся снова
Мы встретимся снова с тобой
Тебе будет больно
Прости.
Я то знаю, ты не виновен
Во всем, что ты сделал со мной,
Печальный ангел мой



00:58 

Ты чувствуешь, как я косаюсь тебя?

За ХВОСТ не дергать!


22:10 

День рождение и все такое))))

За ХВОСТ не дергать!
Вобщем я сейчас слегка..ну, слегка так пьяна) И хочу сказать ВСЕМ ОГРОМНОЕ СПАСИБО за поздравление, отдельное спасибо за подарки. И знаете, пожалуй, в этому году мой день рождения удался как никогда) Я не хочу сказать, что все остальные день рождения были хуже. ну. просто они были немного другими. но почему не скажу, а вот этот день рождения особенно выделится)

Чиби, спасибочки за эльфийские сережки) Няк)))
Укатанчик, спасибо за бутылку из -под живого джина) я обязательно найду ей применение) мало ли вокруг джинов) И на твой вопрос ответ: Да, мне бы очень хотелось, и побольше-побольше)))
Сильвия, о, да букет удался и я обязательно приеду за тарелками)
Лоле, СПАСИБО, ты меня шпаш))
Натали, я столько теперь таньга съэкономлю, ты даже себе не представляешь)
Братики, мой новый жидкокристалический 19 дюймовый монитор просто чудо!!!!!

Боже, спасибо)

16:59 

За ХВОСТ не дергать!
Сижу на работе, пялюсь себе спокойненько в базу, молюсь, что б ничего не зависло. Окрывается дверь и вваливается Алина с флешкой в одной руке и зеленой вешалкой в другой руке.
Я ей: "Ты чего с вешалкой?"
Она: "А где мой зонтик?"
Я: "видимо там, где ты взяла вешалку".
Она многозначательно помолчала, бросила вешалку на стойку и принялась просить что б побыстрее и т.п. (как всегда, но вешалка меня еще долго улыбала).

17:12 

За ХВОСТ не дергать!
Нет,
Ты не для меня,
Как бабочка огня,
Тебя я не ревную.
Не устаю
Пред тобой,
Ты падший ангел мой,
Но я люблю другую.

15:39 

За ХВОСТ не дергать!
Думаю что Вы Друид
Я по империи бродил, Драконам посохом грозя. Я миллион врагов убил, За раз их сотнями разя. Легко спускался я с вершин, Что в облаках покрыты льдом. Я выбирался из глубин В надежде обрести свой дом. Хотел бы я увидеть вновь Тот лес, что век мне домом был... Но нет покоя: льётся кровь И вновь убийцей я прослыл. Здесь закопал я посох свой - Надеялся, что навсегда, - И вот опять ввязался в бой. Нехорошо, в мои года.
Пройти тест

16:30 

Блич)

За ХВОСТ не дергать!
Не стоит забывать, что занпакто зачастую - прямое отражение хозяина. Ваш занпакто - змея
Для кого-то - символ ума и мудрости, для кого-то - самого Ичимару, для всех остальных - подлости, ядовитости, да и всех других довольно нелестных качеств. И, скорей всего, в нем есть и то и то, потому от такого занпакто можно ждать чего угодно. image
Пройти тест
<

14:15 

За ХВОСТ не дергать!
Свинья..что я могу сказать..ну, долг платежем красен.

10:53 

За ХВОСТ не дергать!
Что-то у меня сегодня странный энтузиазизм и просто эмоциональный взрыв. Хочется что-нибудь сотворить и обязательно необыкновенное. Интересно что же сегодня такое предвидится, что меня с самого утра так колбасит?

00:13 

lock Доступ к записи ограничен

За ХВОСТ не дергать!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
14:31 

Продолжение Гмм) (1)

За ХВОСТ не дергать!
Погруженная в свои мысли Гончарова не заметила как дошла до дому. Чем больше она думала, тем хуже ей становилось. Чертики присмирели, ощущая ее состояние, и тихо плелись следом. Все таки как она не бодрилась, а вычеркнуть этого человека из жизни вот так сразу не могла. «Да, он всегда был эгоистом, гордым, заносчивым, редко считался с ее мнением. Но разве не это и нравилось ей? То что несмотря на весь ее ум, ее тяжелый характер, он не поддавался и оставался самим собой, добивался, шел к цели. С другим бы возможно ничего бы и не получилось, но только не с Димой», - Вера улыбнулась, испытывая непонятную гордость и восхищение, вздохнула и чуть не разрыдалась, - «Идиот! Ну, как он мог?!»
В большом зеркале в коридоре отразилось грустное усталое лицо симпатичной женщины с высоким лбом, темно-медовыми тяжелыми волосами и какого-то неопределенно глубокого зелено-серого цвета глазами. Вера дотронулась пальцами до блестящей поверхности, обвила пальцами контур лица и, безвольно уронив руку, отвернулась.

Гончарова уже спала, когда к ней в дом пришел незваный гость. Он выступил прямо из угла комнаты, где особенно густо собралась ночная темнота, неслышно шагнул в пятно света от уличного фонаря и застыл. Капюшон серого плаща надежно скрывал его лицо от посторонних глаз, и только несколько длинных седых прядей выглядывали из-под него, ложась на грудь незнакомца. Несколько секунд гость стоял неподвижно, а затем неслышно приблизился к кровати, на которой свернувшись тремя комочками под боком у Веры спали чертики. Незнакомец протянул к одному из чертиков руку, заставив широкий рукав сползти и обнажить тонкую кисть руки с длинными белыми ногтями. Чертенок вздрогнул от прикосновения и тут же проснулся, от навалившегося на него чувства безнадежности и тоски, избавлением от которой могла бы стать только смерть.
- Хозяин, - прошептал он, мгновенно принимая сидячее положение и быстро скатываясь к ногам демона. Шустрые волосатые ручки ухватили полу серого одеяния поднеся их к мордочке.
- Прекрати, - произнес демон растягивая слово в пренебрежительной манере.
- Хозяин, вы посидели, - чуть заикаясь пролепетал чертик и сам испугавшись своей смелости накрыл голову полой серого плаща, все еще удерживаемого в руках.
- Знаю. Ее эмоции могут довести кого угодно до белого колена, - послышалось что-то отдаленно напоминающее вздох, - Поторопитесь. Мое терпение на пределе.
Чертенок задрожал, услышав жестокие интонации в голосе хозяина, предвещающие вечные муки.
- Делайте все что нужно. Я не ограничиваю вас в выборе.
- Хозяин, очень сложно. Она сама не знает чего хочет.
Демон резко наклонился и схватил чертенка за шиворот. Черт замер во властных руках, чувствуя, как все его нутро трепещет в ужасе.
- Она сводит меня с ума, - прошипел его хозяин и отбросил чертика к кровати. Затем развернулся и войдя в пятно света растворился.
Чертик, весь мелко трясясь, поднялся и влез на кровать, подкатившись к спине Веры как можно ближе, чтобы слышать и ловить все ее самые тайные желания и мысли. Спор одного демона с другим ничем хорошим никогда не оборачивался для простых ничтожных служек как он.

Гончарова сидела в ресторанчики, расположившимся на первом этаже бизнес центра, который практически целиком принадлежал их корпорации, и только часть первого этажа была отдана под ресторан и несколько более мелких кафешек. Вера медленно допивала кофе со сливками, больше увлеченная отчетом перед собой, чем самим напитком. Чертики спали на мягком диванчике неподалеку, сегодня они вели себя очень тихо. Неожиданно кто-то отодвинул стул за ее столиком и сел. Гончарова была уверенна что в зале полно свободных столиков, поэтому в удивлении подняла глаза чтобы поинтересоваться тем, кто решил побеспокоить ее своим присутствием. Дмитрий сидел на против нее переплетя пальцы рук и очень спокойно с каменным выражением лица смотрел на нее. «Такое выражение лица, точно я муха посмевшая сесть ему в салат», - подумала Вера. Она опустила глаза обратно в отчет и отпила из чашки, попытавшись продолжить прерванное чтение. Ничего конечно же не получилось. Оставаться спокойной в его обществе ей и раньше никогда не удавалось, а в свете последних событий при каждой встрече хотелось запустить в него любым подвернувшимся под руку предметом.
- Что? – задала она вопрос, закрыв отчет.
- Сколько ты еще собираешься ломать эту комедию, Гончарова?
Она как загипнотизированная уставилась в его каре-зеленые глаза, ощущая себя полной дурой.
«Да, он умеет заставить человека чувствовать себя не в своей тарелке. А эти его тонкие четко очерченные губы с легка приподнятыми уголками, кажется еще мгновение и он улыбнется. Он улыбнется, и зажгутся теплым светом глаза, и вы никогда не останетесь равнодушным, не сможете не ответить на эту задорную мальчишескую улыбку. Вот тогда вы попались, больше он не отпустит вас. А может он не улыбнется, а равнодушно скользнув по вам взглядом переключиться на более достойный объект, и вы обязательно ощутите себя обманутым, потому что обещанного чуда не случилось», - Вера попыталась собрать остатки своего самолюбия.
- О чем ты, Дима? Что было, то прошло, - она попыталась заставить себя открыть отчет.
- Ну-ну, я рад, что ты в это веришь, - улыбка. Протянул руку, поймав ее пальцы правой руки.
- Гончарова, я знаю тебя слишком давно. Ты без меня долго не выдержишь. Ты и сама понимаешь, что принадлежишь мне, - улыбается своей задорной лучезарной улыбкой.
«Ну, ты и сволочь Рункин. Спасите меня кто-нибудь. Пусть он меня отпустит. Ну, пожалуйста. Нет, не гладь мою ладонь, только не это!» - Вера зажмурилась отчаянно пытаясь сражаться с собой.
Неожиданно Рункин дернулся и выругался матом. Она открыла глаза, чтобы лицезреть облитого с ног до головы вином Дмитрия и суетящуюся рядом официантку с испуганными раскрытыми на пол лица синими глазами. Гончарова вскочила, схватив со столика отчет, еще успела заметить мелькнувший за спиной Рункина пушистый хвостик одного из чертенят, и быстрым шагом ринулась прочь. Ей нужно было время что бы опомниться, собраться с духом и быть готовой к новой пытке.
- Гончарова, стой.
Она даже не обернулась: «Быстрее от сюда. Как можно дальше от него».

Опомнилась Вера только в своем кабинете. Вынула из сумки зеркальце и с осуждением посмотрела на свое отражение.
- Ну, и что ты делаешь? – спросила она себя.
- Ничего, - ответила сама себе.
Внимательно изучила свое лицо, попыталась улыбнуться. Ничего не вышло. Сунула зеркальце обратно в сумку.
- Работать. Работать и еще раз работать. Рункин, пошел ты в жопу.
С этими словами Вера пододвинула к себе пачку документов и углубилась в изучение их.

Телефон зазвонил настолько неожиданно, что она испуганно вздрогнула. Подняла трубку, удивляясь про себя и ощущая, что глаза от целого дня чтения ужасно устали и хочется их закрыть и больше не открывать.
- Алло.
- Гончарова, ты домой сегодня собираешься? – по голосу было слышно, что Дмитрий улыбается.
Вера взглянула на часы над дверью: «Заработалась – восьмой час уже».
- Не уходи никуда, я сейчас за тобой зайду.
- Нет, спасибо.
- Гончарова, не упрямься. Я всего лишь хочу довезти тебя до дому.
- Если ты в течении десяти минут не появишься на входе, я уйду, - Вера пошла на уступку, только потому что устала и совершенно не хотела сейчас с ним спорить, во всяком случаи именно этим она оправдывалась перед собой.
- Отбой, - ответил Рункин.
«Что задурацкое словечко? Все время было интересно: где он его подцепил?» - она принялась собираться. Встала перед зеркалом, застегивая пуговицы на пальто и вдруг посмотрела на чертенят. Те стащив у нее из шкафа по разноцветному шарфу старательно повязывали их на свои шеи.
- Слушайте, а вы не можете его в кабинете запереть? – поинтересовалась она, и неожиданно улыбнулась.
Чертики переглянулись и один из них в синем шарфике тут же кинулся в коридор. Вера усмехнулась, представив как Рункин будет материться и пытаться вышибить дверь.
«Много времени мне это конечно не даст, но я успею уйти», - подумав так, она повесила сумку на плечо и чуть ли не бегом кинулась к выходу, чувствуя азарт от своей затеи. На выходе ее уже ждал третий чертик с залехватцки намотанным шарфом в стиле «я владелец крутой гоночной машины».
- Получилось? – спросила Вера.
Чертик кивнул, и тут же был заключен в крепкие объятия и расцелован.
Гончарова пританцовывая плыла по улице. Голову кружил выброс адреналина от учиненной шутки. Чертики весело семенили следом, и один из них все еще был с ярким румянцем на щеках от смущения, он то и дело забегал вперед своих братьев и бил себя кулачком в грудь.

Вера сидела перед телевизором и поглощала мороженное из пластмассового красного ведерка. От прилива адреналина ничего не осталось кроме тупой боли в голове, настроение по приходу домой испортилось. Приунывшие черти хрустели огурцами, так как морковь кончилась.
- Придурок, - прошептала Гончарова облизывая ложку и не спуская глаз с телевизионного экрана.

- Тупица, - проговорила она закрывая глаза и засыпая, - Что б тебя клопы заели.
Она уже не видела, как двое чертиков вскочили при этих ее словах с кровати и побежали куда-то.



13:30 

Гмм) (заключение)

За ХВОСТ не дергать!
Тени в комнате танцевали, тихо двигаясь по периметру, и все больше темнели, подбираясь к кровати. Вера спала, раскинув руки в стороны, скинув с себя одеяло. Чертики сидели на ковре перед кроватью, продолжая дневную игру в карты, кучка мелких предметов стала больше, а окончательного владельца пока еще не обрела. Неожиданно тени остановились и прислушались, в ночной тишине раздался тихий шелест, так, как будто где-то совсем рядом шел снег, звук был едва уловим, но тени замерли и отступили к стенам. Что-то более плотное, чем тень отделилось от стены и шагнуло к чертикам, увлеченным игрой. Две белоснежные руки, появившиеся в воздухе из серого сумрака, схватили ближайших остророгих братцев и с легкостью подняли их воздух.
- Чем вы здесь занимаетесь? – спросил холодный голос.
Чертики замерли не в силах произнести ни звука, лишь ощущая как тоска и безнадежность охватывает своими ледяными пальцами их маленькие бьющиеся с бешенной скоростью сердечки.
- Хозяин, - пролепетал третий чертик все еще сидевший на ковре с зажатыми и забытыми в руках картами.
Руки отпустили полумертвых от страха чертей, и те с легким шлепком приземлились на пол, тут же кинувшись на колени и упираясь лбами в ковер.
- И так, до меня дошли слухи, что они окончательно разругались, - в установившейся мертвой тишине голос демона точно замораживал, лишая всякой возможности к движению, или произнесению лжи.
Чертики не ответили, лишь сильнее вжались в ковер с явным намереньем стать его частью.
- Что ж придется вам помочь, - демон перешагнул через чертей, задев их полой туманного одеяния, и подойдя к кровати, наклонился к Вере. Казалось, что он любуется ей. Очень осторожно, точно боясь, что она может исчезнуть от его прикосновения, демон провел пальцами по ее щеке. Вера пошевелилась во сне, из уголка глаза сбежала по щеке одинокая слезинка. Он поймал слезу пальцами и, дунув на нее, заморозил, превратив в небольшой сверкающий кристаллик, прикрепил его к своему одеянию, надежно спрятав в сумеречных складках.

Гончарова проснулась с глухой тоской. Одиночество навалилось на нее, придавливая к земле. Отчаянно хотелось тепла, чужого тела. Но вокруг было холодно, ей, казалось, что ее кожа покрыта инеем. Чашка обжигающего кофе помогла, но не надолго.

Вошла в бизнес центр, стремясь как можно быстрее попасть в свой рабочий кабинет. Пройдя вестибюль, Вера вошла в лифт, все еще отчаянно замерзая и ощущая, как что-то вынимает из нее последние искры надежды. Кто-то вошел в лифт в последний момент, между уже закрывающимися дверцами. Она подняла глаза и вздрогнула, обнаружив, что это Дмитрий. Он стоял с ней рядом, но не смотрел на нее. Видеть его перед собой, но не иметь права дотронуться. Тоска заполнила ее целиком, толкнув на то, что в любой другой ситуации она никогда бы не дала себе сделать. Вера шагнула к Дмитрию и вдруг порывисто обняла сзади, прижимаясь всем телом, впитывая его тепло, тонкий запах одеколона, смешанный с запахом тела. Сцепила пальцы, ощущая, как согревается, и вздохнула с необъяснимым облегчением.
Дима расцепил ее руки и повернулся к ней лицом. В глазах застыло равнодушие, уголки губ подрагивали, стремясь искривить губы в усмешке. Вера в отчаянье смотрела на него, она уже понимала, что сейчас будет сказано, так отчетливо осознавала, что сердце замерло и заныло в мольбе. «Не дай», - промелькнуло у нее в голове. В этот момент за спиной у Дмитрия она увидела, как сквозь закрытую дверь лифта прошел высокий человек в странной колышущейся одежде. Встретившись с его черными сумасшедшими глазами, что затягивали и опустошали, Вера перестала дышать, ощущая одновременно и холод, и жар этого взгляда. Незнакомец поднес палец к губам, а другой рукой коснулся плеча Дмитрия. Тот, казалось, ничего не почувствовал. Чужак попятился и, пройдя сквозь дверь лифта, исчез. Гончарова, не зная чего ожидать, подняла взгляд на Диму. Лицо того, бывшее всего секунду назад бесстрастным, дрогнуло, приняв детское и обиженно-растерянное выражение. Он посмотрел ей в глаза и вдруг порывисто притянул к себе и горячо зашептал:
- Я ведь не могу без тебя. Не мучай меня больше. Не оставляй одного.
Он поднял голову и прижался лбом к ее лбу.
- Ты моя. Только моя.
- Твоя, - прошептала в ответ Вера улыбаясь и принимаясь целовать его лицо.

Демон Скорби стоял на этаже, провожая взглядом поднимающийся вверх лифт. Чертики присмирев сидели около его ног махая в знаке прощания кабинке лифта волосатыми ручками. Позади него прошел ветер, дохнуло холодом и из воздуха появился Демон Боли, усеяв вокруг себя поверхность пола трещинами.
- Ты выиграл, - проговорил он, убирая за ухо длинную красную прядь волос, - Твое желание? – его игривый тон немного не вязался с настороженным выражением алых глаз.
Демон Скорби повернулся к нему, сохраняя на лице невозмутимое, отстраненное выражение лица. Седые пряди в его волосах на глазах наливались тьмой, приобретая свой изначальный цвет. В черных глазах заплясало пламя ада, губы искривились в оскале. Демон Боли вздрогнул, отступив на полшага назад. Маленькие чертики подобрались и почли за лучшее испариться, чем присутствовать при разборки столь могучих демонов.
- Мое желание…
Трещины разошлись по полу и потолку от лифтовой кабины, перебежали на стены, расколов пластины, и на какой-то миг на всех этажах погас свет…


18:14 

Гмм)

За ХВОСТ не дергать!
«Женский алкоголизм неизлечим», - сказал кто-то давным-давно.
Вера пододвинула к себе очередной стакан дорого виски с крепким терпким запахом и посмотрела на двух синих чертиков с белыми острыми рожками, торчащими из черной кудрявой шевелюры. Выпила бокал залпом. Зажмурилась, все-таки, пить она была не привычна и, даже после четвертого дня своего первого в жизни запоя, еще не смогла освоиться с обжигающей горло жидкостью. Два синих чертенка тем временем тихо пофыркивали, глядя на нее, и мирно грызли морковку. Вера еще раз попыталась вспомнить после которой бутылки из коллекции бывшего появились эти синие существа и безуспешно потерялась в лабиринте путающихся мыслей, вернувшись к изначальной: «Откуда?» Между тем после еще одного стакана, рядом с чертенятами раздался едва слышный хлопок и их стало трое, похожих как сиамские близнецы, голенькие панны с козлиными ножками ехидно хрюкнули, приветствуя друг-друга, и двое первых вручили вновь прибывшему крупную морковину из мешка, стащенного из ее холодильника с кухни. Новенький с сознанием дела откусил от морковины солидный кусок и принялся хрумкать пережевывая ее сочную твердую плоть. Верка скривилась. Она, конечно, слышала раньше о зеленых чертиках и белочках, даже помнила какой-то анекдот на тему барсука – мол на вас на всех уже белок не хватает, но то что они в действительности не только мерещатся, но еще и морковку трескают было для нее в новинку. Впрочем, чертенята не только ели морковку, хрюкали и составляли ей компанию в ее одиночном запое по случаю развалившейся свадьбы, они еще и спали у нее под боком, и никакими методами их было не выгнать. Правда, она особо и не старалась, придаваться гнетущим думам о бессмысленности прожитых последних пяти лет, когда она возводила этого неблагодарного в ранг директора крупного концерна, а он отплатил ей за все заботы изменой с хорошенькой руководительнице отдела снабжения Диночкой, было гораздо интереснее в подобной иррациональной компании. Громко противно затренькал мобильник. Вера поймала ездящий по столу телефон и, нажав на кнопку приема звонка, приложила ее к уху.
- Гончарова, пьешь? – раздался в трубке холодный голос ее бывшего.
- Пью, - спокойно ответила Вера, изучив дно пустого стакана.
- Ты так сопьешься в одиночестве.
- А я не одна, - она на всякий случай пересчитала чертенят, - Нас четверо.
- И можно узнать кто там еще кроме тебя?
- Не знаю. Я их именами не интересовалась.
- Дожила. Что пьете?
- Твой виски, - Вера прослушала поток ругани не передающийся переводу на литературный русский язык и выключила телефон, чтобы больше не отвлекали от сути дела. Обещание Димы приехать ее не беспокоило. В квартиру он попасть не сможет, так как, отличаясь предусмотрительностью, бывшая начальница финансово-планового отдела первым делом перед уходом в запой сменила замки, да и охране внизу было приказано бывшего жильца Дмитрия Рунькина не пускать. Ощутив отдаленное злорадное удовлетворение своими действиями она налила себе еще стакан, но почему-то пить не стала, а вдруг задумалась о Диночке, пытаясь припомнить, что же такого он мог найти в этой дылде, чего не было в ней Вере. В конце концов, не припомнив ничего кроме длинных ног, она все же склонилась к этому преимуществу своей соперницы и, глотнув из стакана коричневой жидкости, неожиданно разрыдаться, успев еще про себя удивиться: « Чего это она собственно?» Мысли текли двояко, и как бы глядя на себя со стороны, она поражалась: «Почему плачет?» - в тоже время, продолжая безудержно рыдать и размазывать потекшую тушь. Не смотря на свой загул, Вера причесывалась, красилась и мылась каждое утро – действия, исполняемые как ритуал каждый божий день, никак не хотели отмирать даже в бессознательном состоянии. Немного поплакав и пожалев себя, Вера допила стакан. С улицы послышались звуки разборки, крики и ругань. Гончарова безошибочно узнала голос своего бывшего. «Ничего, сейчас Валентин его утихомирит», - подумала она об огромном охраннике с вечно бессмысленным взглядом, но в тоже время уверенными точными движениями. Сколько раз за эти годы пробегали его глаза по ее входящей в подъезд фигуре, и сколько раз она ловила себя на мысли, что не видит никаких эмоций, даже далекого их отзвука.
День медленно клонился к ночи. Гончарова по-прежнему продолжала сидеть на диване в гостиной, подливая в стакан из очередной бутылки виски и заедая крепкую смесь мандаринами и темным шоколадом. Алкоголь действовал на нее всегда плохо, а сейчас и вообще она не чувствовала ничего кроме легкого головокружения и полного не желания думать о том, что же делать дальше. В забежавших в комнату сумерках, синие чертенята смотрелись гротескной группой и могли бы сойти за призраков, если бы не раздававшиеся чавканье и довольное хрюканье. Вера подперла подбородок рукой и задумчиво смотрела на блики, порождаемые садящимся за окном солнцем. Бликов было несколько, они расположились на блестящей поверхности старинной мебели, затаились в тусклых стеклах посудного шкафа. Было видно мелкие белые пылинки, кружащиеся около окна. Гончарова ощутила сонливость, веки стали тяжелые, все тело размякло в блаженном тепле и спокойствии. Она свернулась калачиком на диване и, положив голову на мягкий валик, уснула. В этот самый момент чертики пришли в движение. Оставив морковь, они втроем обступили диван.
- Ну, и что будем делать? – спросил тот, что стоял с правой стороны.
- А что тут сделаешь, когда она в таком состоянии, - ответил тот, что был слева, пожав кругленькими плечиками, покрытыми короткими завитками пушистых волосков.
- Хозяин будет недоволен, - проговорил тот, что обосновался между двумя своими братьями.
При упоминании хозяина хвостики чертенят задрожали. Демон Скорби не принимал отказов, не понимал шуток и безжалостно относился к тем, кто не исполнял его волю. Чертенята тут же представили высокую фигуру, одетую в серые туманные одежды, скрадывающие целиком тело своего владельца, бледный профиль с прямым носом и жгучие черные глаза, в которых точка зрачка была обведена серой полосой. Одновременно сглотнув, они переплели пальцы и решили приступить к более решительным действиям, чем простое проявление себя и пожирание морковки на глазах женщины.
Проснувшись, Вера первым делом предалась мыслям о том, что же ей делать дальше и стоит ли вообще вставать. Она повернула голову, ища взглядом своих новых «знакомцев». Чертенята сидели на столе, обставленные со всех сторон пустыми бутылками, держа в мохнатых лапках по стакану и по морковке, они переглянулись, и залпом выпив содержимое посуды, с хрумканьем закусили корнеплодом. После чего, пару раз хрюкнув, вновь наполнили стаканы.
- И вы против меня? – задала Гончарова вопрос.
Чертики тотчас посмотрели на нее виноватыми коричневыми глазами с густыми черными ресницами.
- Все выпили, засранцы, - подвела итог женщина.
Чертенята завозились, притащили черный мешок для мусора и стали деловито собирать в него бутылки.
- Да, не гремите вы так с утра! И так голова раскалывается! – Вера прижала пальцы к вискам и принялась их массировать.
Чертики застыли в тех позах, в которых их застал вопль Гончаровой и, не мигая, уставились на нее. Вера, приоткрыв один глаз, посмотрела на их настороженные остренькие мордочки с выражением глубочайшего осознания вины.
- Отомри, - жалилась она над ними.
Нечисть моргнула и шустро закончила уборку. Со стоном Гончарова поднялась с дивана и направилась в душ. Примерно через пол часа она почувствовала себя человеком и решила, что раз уж черти против ее загула, то нужно хотя бы попытаться что-то сделать. Одевшись и приведя себя в порядок, Вера сопровождаемая тройкой синих козлоногих направилась на работу. Нужно было удостовериться, что ее еще не уволили, а если и уволили забрать зарплату и свои личные вещи. Охранник Валентин как всегда обшарил ее взглядом, но ничего не сказал.
Ее пропуск внизу еще действовал, охранники корпорации бодро поздоровались. Ее решительности хватило до входа в свой отдел. Тут в бесконечных коридорах она еще держала марку, но, дойдя до родной двери, не знала теперь, как посмотреть в глаза подчиненных. Чертики за ее спиной заволновались и перегородили коридор. Она обернулась, глянула на их обеспокоенные мордочки и вдруг ощутила, что-то вроде азарта. Подмигнув нечисти, Вера расправила плечи, выпрямила спину и вошла в кабинет. Девчонки хором поздоровались с ней, заулыбались. Подбежала Леночка ее личная помощница.
- Вера Семеновна, как мы рады вас видеть.
- Да-да, Лена, я тоже рада вас видеть, - она улыбнулась девчонкам и, взяв крепко за локоть Лену, оттащила ее к окну.
- Меня еще не уволили? – задала она вопрос шепотом.
- Нет, как можно, из-за обычной простуды, - удивилась Лена.
- Простуды? – непонимающе переспросила Гончарова.
- Да. Дмитрий Сергеевич предупредил всех, что вы простудились и поэтому несколько дней не будете на работе.
- Дмитрий предупредил? – Вера совсем хоть что-то перестала понимать.
- Вера Семеновна, вам плохо? – забеспокоилась Лена.
- Нет. Душно просто здесь у вас. Я пойду к себе в кабинет.
- Хорошо, Вера Семеновна.
В кабинете она уселась за стол и несколько успокоилась, ощутив под руками знакомую прохладную поверхность полировки. Чертики уселись в кресло у окна.
Зазвонил телефон на столе.
- Алло, - сказала в трубку Вера.
- Пришла, значит. Очень хорошо. Я знал, что тебя надолго не хватит. Можешь меня не благодарить, - Дмитрий, похоже, был доволен.
- Благодарить? – поинтересовалась Гончарова.
- Конечно, за то, что я тебя прикрыл, пока ты там хлебала мой виски и раздувала из мухи слона.
Вера повесила трубку.
Телефон тут же зазвонил вновь.
- Не вешай трубку, Гончарова. Что за истерики? Подумаешь, переспал с этой дурой, так найди хоть одного мужика в нашей фирме, кто бы с ней не переспал. Ты же умная женщина, должна понимать. Войди в мое положение.
- Что-то как-то не хочется, - вздохнула Вера.
- Веруня, но мы же с тобой старые приятели. Давай не дуйся. Ну, хочешь, я извинюсь, розы, шампанское?
- Нет.
- Ну, тогда чего ты хочешь?
- Хочу, чтобы тебе член дверью прищемили, - Вера кинула трубку и зло уставилась перед собой. Негодование волнами поднималось изнутри, захотелось вернуться домой и напиться. Она посмотрела на чертиков, те шушукались между собой, забавно прикладывая к ротикам волосатые ручки, и шептали прямо в лохматое большое ухо соседа. Наконец, тот, что сидел в центре, вскочил на копытца, и шустро цокая ими по паркету, приоткрыл дверь и юркнул в коридор.
Гончарова пожала плечами: «Мало ли какие дела у чертей могут быть?» Несколько минут она еще занималась жалостью к себе, но стопка накопившейся работы на столе плохо давала ей на этом сосредоточиться. Поэтому, бросив столь бесполезное занятие, она углубилась в отчеты, договора и приказы, пытаясь наверстать то, что пропустила за эти четыре дня. От работы ее отвлекли шум и суета в соседнем кабинете. Вера поднялась и вышла к девочкам, все казались встревоженными, некоторые хихикали, молоденькая новенькая девочка Света сидела с пунцовыми щеками, делая вид, что пытается работать на компьютере.
- Что случилось? – осведомилась Вера.
- Вера Семеновна, там Дмитрий Сергеевич.. – Лена запнулась и глупо хихикнула в кулачок.
- Расскажи толком? – нахмурилась Гончарова.
- Как бы это сказать. Дмитрию Сергеевичу кое-что прищемили в дверях, - она опять хихикнула, скосив глаза вниз.
Вера почувствовала, как внутри что-то екнуло. Она круто развернулась и вошла в свой кабинет, плотно притворив за собой дверь. Кинула взгляд на кресло, чертиков опять было трое. Смутная догадка родилась и замерла недодуманная. Гончарова вдохнула воздух полной грудью и произнесла:
- Хочу, чтобы у Дмитрия все колеса на его «Мазде» спустило.
Черти тут же принялись совещаться, а затем один из них вскочил с кресла и кинулся вон из кабинета.
Вера подошла к столу и села за него, бесцельно повертев в руках очередной документ, отложила его в сторону. «Так-так, что же это у нас получается? Они что же исполняют мои желания?»
- Кто вас ко мне послал? – спросила она строго, глядя на оставшихся двух остророгих братцев.
Чертики молчали, кокетливо прикрывая острые мордочки кудрявыми кисточками хвостов.
Гончарова потрясла головой: «Есть такие специальные врачи – психиатры. Вдруг у меня на почве нервного срыва крыша поехала? Надо было об этом раньше думать, как только они появились. Не до этого было. И что теперь? Меня же в дурку сразу отправят. Нет, в России к психиатрам ходят». До конца рабочего дня она упрямо не обращала больше никакого внимания на чертей и никаких предложений со словом «хочу» в слух не произносила. Вечером, проходя мимо автомобильной стоянки, она пронаблюдала сцену с участием Дмитрия, двух охранников и четырех погрызенных колес, от каждого колеса было откушено по солидному куску резины, вокруг рваных отверстий виднелись отпечатки зубов.
- Вообще-то я просила спустить колеса, а не портить их, - произнесла в задумчивости Гончарова. И тут же услышала позади себя шушуканье и хрюканье. Обернувшись, она обнаружила, что один из чертиков уже несется в сторону Дмитрия, сжимая в руках предмет, напоминающий тюбик с клеем «Момент».
- Стой, - воскликнула Вера, - Я же не сказала, что хочу, чтобы ты их отремонтировал.
Чертик комично замер на одной ноге, затем развернулся в ее сторону, и пристыжено потупив глазки в асфальт, и прижав лохматые уши к голове, поплелся к ней, волоча хвост по земле.
Два других братца выглядели не менее огорченными, и стоило к ним присоединиться третьему, напустились на него, сердито хрюкая.
«Забавные», - подумала Вера, наблюдая за их потасовкой.

13:33 

За ХВОСТ не дергать!
Я так и знала, что будут последствия всего этого действа. Хмм, 100% интуиция и предчувствия.

Я рада за тебя)))

Но прошу, подумай еще раз, здесь не должно быть поспешных решений и действий.

15:14 

За ХВОСТ не дергать!
Одинокая птица ты летаешь высоко
И лишь безумец был способен так влюбиться)

Поздравляю! Вы Саурон!
Вы лорд Тьмы, вы владеете мощью великого Единого Кольца, с помощью которого вы просто вырубаете армию врага. Был уничтожен, когда Кольцо было расплавлено в Роковой горе. image
Пройти тест

13:59 

За ХВОСТ не дергать!
Это был такой пустяк для меня))) Он попросил, я съездила, что в этом такого? "С меня шоколадка", - смешно, по -детски, со своей обоятельной улыбкой и в тоже время равнодушно - в этом весь он))) Ха-ха))

Не замечал полдня, ходил мимо, ни здрасти, ни досвидание и тут в одном коридоре оказались, зачем-то открыл передо мной дверь, хотя ему и не нужно было в этот кабинет))) Зачем спрашивается?0.0 Он притворяется, тонкий расчет или просто так? Странный тип)))

11:52 

За ХВОСТ не дергать!
Ну, я так и знала, что не зря меня с самого утра колбасит, так и знала. Все начилось с того, что мой заказ по Гандаму опять не сделали, при чем на месте был не Манга, а Коля (что собственно было мне на руку в конечном счете). Коля сказал, что во всем виноват Ганс, что это он опять не записал и не довез. А потом Коля предложил мне взять все, что я хочу, и цена на диски для меня сегодня 50 руб. Я не стала его особо грабить (все-таки я пытаюсь быть хорошей). При том, что его знакомый, присутсвовавший при этом сказал, что только мои женские чары могут растопить сердце Коли и заставить его улыбаться и давать такие гиганские скидки (на счет женских чар вообще-то сомнительно, хотя все равно приятно). Но на этом вечер сюрпризов не закончился. Иду значит я такая вся счастливая домой, мысленно продумываю стратегический план: как похудеть, наедаясь на ночь шоколадных конфет - и тут догоняет меня парень лет так 16-17, прилично одетый и с глазами брошенного щенка начинает упрашивать купить у него мп3 плеер за 200 руб. Я ему: "Скажи честно за чем тебе эти деньги?". Он огорошился, но ответил: "Долг отдать нужно срочно". Я пожала плечами, вытащила деньги и отдала ему. Плеер мне вообще-то не был нужен, но он видимо посчитал, что заключил сделку, сунул мне его в руки и убежал, радостно светясь, как тюльпан на солнце. Покрутила я этот плеер в руках, меня осенила гениальная идея. Позвонила Верке, а то еще когда ей братки соберутся купить плеер. Верунка обрадовалась. Вообщем я опять чего-то натворила, а чего пока еще не совсем понятно)))) Разберемся, в первый раз что ли)))

12:27 

За ХВОСТ не дергать!
Вы, дорогой мой, ДЕМОН СКОРБИ
Ваш удел – приносить людям печаль и нагнетать депрессию. Именно вы толкаете смертных на самоубийство. Вы древний и мудрый демон, и другие исчадия ада предпочитают обходить вас стороной – вы унылы и медлительны, но мало ли, что у вас на уме. Между прочим, Сатана вас очень уважает.
Пройти тест

12:03 

За ХВОСТ не дергать!
У меня накрылся монитор((( Теперь он только тихо тикает, но ничего не показывает. О, моя Нокия!!! Как я тебя любила, но ты меня предал! Гад неблагодарный! Ну, вот придется покупать новый, но не скоро, месяц, может два..пока еще деньги выделю(((( АААААА, аниме не досмотренное! А мне еще Гандамский заказ забирать, как я буду смотреть?((( Я пошла плакать(

14:00 

Хэппи энд

За ХВОСТ не дергать!
Погода в нашем городе такое же непредсказуемое явление, как и люди. Может светить солнце, и вдруг за считанные секунды набегут тучи и хлынет дождь, а может хмуриться небо весь день, а к вечеру неожиданно сквозь его свинцовую тяжесть вспыхнут золотые лучи и порадуют своим вниманием, точно извиняясь за то, что целый день небо было не в духе. Вот и сегодня только Марина отошла от метро на достаточное расстояние, чтобы возвращаться назад было уже бессмысленно, как хлынул самый настоящий июльский ливень, и она промокла насквозь в мгновение ока. Ей стало смешно, вот так нелепо попасться на приветливое солнышко из-за туч. Нырнула под густые кроны кустов боярышника, тянущиеся вдоль забора трамвайного парка. Но разве укроешься от такого дождищи? Да и вода уже по асфальту рекой, ноги в босоножках мокрые, с платья и волос течет, а тут еще с верху срываются особенно тяжелые капли и прямо за шиворот. «Все равно уже вся мокрая. Чего стоять?» - подумала так, и смело вышла под ливень, бегом до дому. Магнитный ключ у парадной сработал ни сразу, но все-таки впустил ее в сухой теплый воздух дома, пронизанный насквозь запахом жареной картошки и свежих газет. Поднялась к себе на этаж, уже ощущая, что замерзает в мокром тонком платье, и вдруг остановилась, боясь поверить. Марина медленно выдохнула застрявший от нахлынувших чувств, в легких воздух и так же медленно вдохнула, улавливая обонянием, тонкие нотки такого до боли знакомого одеколона. Осторожно, стараясь не верить в происходящее до последнего, открыла дверь в квартиру и быстро зашла намеренно громко щелкнув замком и прислушиваясь буквально впитывая всем напрягшимся телом атмосферу вокруг. На полу, в полумраке прихожей рядом с ее домашними мягкими тапочками стояли мужские черные ботинки. «Все-таки не показалось», - подумала она, чувствуя запах одеколона острее и не спуская глаз с ботинок на полу. Что-то кольнула под сердцем, захотелось развернуться и уйти обратно под дождь, где она чувствовала себя практически счастливой каких-то две минуты назад. «Я не сбегу», - Марина решительно сняла босоножки и босиком, оставляя на полу четкие мокрые отпечатки ног, пошла в комнату. Да, это был он. Конечно кто же еще мог проникнуть в ее квартиру, только у него была вторая пара ключей, которую он так и не отдал год назад, когда вдруг решил закончить их нечаянный роман изысканным жестом, женившись на другой. Она несколько минут стояла, молча, впитывая в себя знакомые очертания сильного тела с таким притягательным родным запахом, дарящим спокойствие и комфорт.
- Ты? - наконец выдохнула она.
Влад обернулся на ее голос.
- Я, - ответил он, склонив голову на бок.
Сердце бухнуло от привычного естественного движения, тогда в прошлом она бы стремительно подошла к нему и зарылась пальцами в густые темные волосы, прижавшись лбом к его лбу, но не сейчас. Сегодня она отступила к стене, заложив назад руки и прислонившись к шершавым обоям с выпуклым мелким рисунком.
- Зачем ты пришел? – вновь подняла взгляд на него и закусила губу.
- Чтобы тебя увидеть, – стремительные шаги. – Я так больше не могу, – еще шаги, теперь он стоит вплотную, практически касаясь ее, – без тебя. Слышишь, не могу без тебя.
- Зачем ты пришел? – Марина вновь повторила вопрос, пытаясь понять его и в тоже время осознать то, что он говорит. Да, она хотела, весь этот мучительно долгий год, хотела услышать от него эти слова, но теперь, когда он пришел сам и произнес их, что-то было не так, и она завидовала себе той, что пять минут назад шла под дождем, не зная ничего.
Влад на минуту стушевался, досадливо взмахнул руками, не зная, куда их деть, и отошел к кровати, сев на нее поверх покрывала.
- Прости, я думал, что могу прийти, - он замолчал в нерешительности.
Марина оттолкнулась от стены, подошла к нему и обняла, прижав его голову к своей шеи.
- Ты можешь прийти, когда захочешь, разве я не говорила тебе, - произнесла она совсем тихо.
Влад обнял ее в ответ, и они замерли на какое-то мгновение.
Она знала, что так будет, что проснется, и станет смотреть, как он одевается, собираясь уйти. Это знание тревожило ее всю ночь, проснувшись и увидев воплощение своего сна, она почему-то не испытала того волнения, что во сне.
- Ты куда? – тихо поинтересовалась Марина.
- На работу, - улыбнулся Влад в ответ, - Спи, глупенькая.
Поцеловал и ушел, мягко щелкнув замком входной двери.
«Интересно вернется вечером?» - как-то отстраненно подумала она и тоже принялась собираться на работу, хотя на кануне вечером вроде решила сказаться больной и не ходить.

Марина вернулась поздно, задержали на работе, долго не было автобуса, да и в метро то и дело останавливалась электричка из-за перебоев с электроэнергией. Дорога порядком вымотала ее, но она все же зашла в магазин, купила зеленых яблок, потому что Владу они очень нравятся. Входную дверь она открывала с опаской, на секунду даже сердце перестало биться, а потом вновь принялось размеренно стучать. В квартире было темно, тихо и пустынно.
«Не пришел», - автоматически отметила и выложила яблоки в фруктовый ящик холодильника.

«Не пришел», - опять подумала, проснувшись утром.
В коридоре тревожно звякнул телефон. Немного помедлив, подошла и сняла трубку:
- Алло?
- Марина, это я. Ты извини, тут .. в общем, Света беременна и я.. ну ты же понимаешь? – Влад говорил сбивчиво, нерешительно, видимо ожидая, что на него начнут орать, причем совершенно заслуженно.
- Это ж хорошо, - спокойно произнесла Марина, сама, удивляясь своему радостному голосу.
- Правда? – недоверие и удивление.
- Конечно, поздравляю.
Влад молчал, видимо ее реакция стала для него шоком, и теперь он лихорадочно искал подвох в ее словах или хотя бы одну здравую мысль, чтобы ответить.
- Ты знаешь, я на работу уже опаздываю.
- Да-да, конечно, - Влад хотел еще что-то сказать, но Марина повесила трубку.
Надев туфли, она вышла на лестничную клетку и посмотрела на свою дверь, силясь вспомнить, что хотела с ней сделать.
«Ах, да. Нужно поменять замок», - вспомнила она, уже спускаясь по лестнице. Сквозь окна подъезда светило утреннее солнце.

Дневник Nene

главная