Nene
За ХВОСТ не дергать!
В некотором царстве в некотором государст жил да был царь Берендей. И все то у него как у царя было хорошо, даже скажем отлично. Царство не большое не маленькое, народ покладистый, yf волнения иль революции заморские не шибко падкий. Врагов у царя не было, ну практически. Не считая хана батыя, да и пары тройки соседей, кому Берендей задолжал, а долг отдать забыл. По натуре своей был он добрым человеком, но как царь самодур, а как жешь иначе. Царям им положено по чину. И была у Берендея всего одна забота, но зато в количестве аж семи штук – дочки его, которых требовалось всенепременно женить. Но тут то и камень предкновения – как на свадьбах не разориться? Да, за каждую положено по полцарства давать. Тут никакого царства не хватет, не только своего, но и соседского. Вот по этой аки важной причине засел царь Берендей с своим советником Захаром Еремеечем на вечерней зорьке думу думать, да так удумался, что напился вдрызг. А потому утро это было для него тяжелым и солнце не в радость и жизнь в тягость. Вот и почевал он до полудня в своей палате попивая ядренный огуречный рассол, обвязав больную голову мокрым полотенцем. Но рассол рассолом, а с девками то делать нужно что-то. Хотя б двух старших спровадить – думал царь, изучая яркие расписные цветы на стенах палаты.
В дверь опочевальни постучали.
«Ну, кого нелегкая принесла?» - вопросил берендей, поправляя полотенце на голове.
«Это я, кормилец».
«Заходи, Зарах. За чем черт принес в такую рань?»
Ближайший советник перенес вчерашнюю «думу» гораздо лучше царя. Потому как больше подливал, чем пил, да угодливо поддакивал.
«День сегодня хороший, батюшко царь. Эво как солнышко сияет», - завел советник речь из далека.
«К чему клонишь, пройдоха. Выкладывай».
Советник придвинул ногой к кровате царя скамейчку и чинно усевшись на нее и расправиви длинные, подметающие пол рукава, произнес:
«Нашел я жениха Несмеяне, да и Марье жених сыскался» - лукаво улыбнулся Захар и огладил рукой рыжеватую козлиную бородку.
«Ну как, ну ка выкладывай чего удумал», - Берендей отставил чашку с рассолом и придвинулся к советнику ближе.
«Да, вот пришел ко мне сегодня богатырь Добрыня. В пояс кланялся. Просил испросить твоего соизволения явиться ему к тебе просить руку твоей Несмеяны» - Захар опять огладил бороду.
«Богатырь говоришь?» - задумался Берендей.
«Не знатен, так чтож. Зато много за Несмеяну и не попросит. Да, к тому же Богатырь ведь – верная охрана и защита государства. Бесплатная надо заметить, как родственнику» - при этих словах Захар назидательно поднял палец вверх.
«Ну, ты голова Еремееч», - обрадовался Берендей, - «Только пойдет ли за него Несмеяна. Она ж у меня любимая, балованная, от того капризна и строптива не преведи Господь, что не по ней книгой в лоб», - царь заохал потирая враз занывшее место, куда только два дня назад получил от любиой дочки выше указанным предметом.
«Батюшко, царь ты али не царь? Прикажешь, пойдет как миленькая», - советник изобразил удивление, хотя прекрасно был осведомлен о характере царевой дочки. От которой и сам не раз получал и словом и книгой.
«А и правда», - уселся на кровати в раз повеселевший Берендей, - «Устроим им свиданье. Пусть твой богатырь скажет, что книги любит. А там авось пронесет. А еже ли что, мое слово царское закон».
«Вот и добре, батюшка» - проблеял Захар, достав из рукова сушеную плотвичку и передавая ее царю.
Берендей вгрязца в соленый рыбий хребет, в который раз делая заметку в уме о том, что надо бы такого советника наградить. Награждать он, конечно, его не станет, но за добрую мысль следовало себя обязательно похвалить.
«Ну, а с Марьей то что?» - запив рыбу рассолом поинтересовался царь.
«А вот гляди, батюшко, грамота пришла от Кощея» - Захар достал все из того же бездонного рукава от куда появилась рыба свернутый желтый пергамент с сургучной алой печаткой с изображением двухголовой змеи.
«И что же ироду нужно», - с подозрением спросил Берендей. С Кощеем отношения он поддерживал хорошие, потому как боялся такого соседа. И войско у того в сто раз лучше, да и силой чудовищной тот наделен. Не ровен час обидишь такого со свету сживет только глазом моргнув или пальцами щелкнув. Правда денег царь был должен и ему, причем сумму не малую. О чем иногда на досуге вспоминал и даже, вроде, начинал собираться с духом, чтобы отдать. Но страх страхом, а деньги деньгами. И пока жуткий сосед о долге не напоминал, отдавать его явно не было резона.
Пока Берендей думал обо всем этом советник грамоту развернул, еще раз глазами пробехал и изложил суть.
«О долге батюшко напоминает»
«Вот поскуда! Сучий сын!» - прокричал царь и в сердцах плюхнул кружкой о кровать. Рассол пролился на постель. Запахло огурцами и сыростью.
«Постой, отец родимый, не серчай, не все так плохо».
«Куда уж хуже? Аль ты издеваешься, старый хрен?!»- Берендей зло прищурился.
«Охолонись, батюшко. Смотри, что Кощей предлагает, коли ты долг вернуть не можешь».
«Ну, не тяни же», - царь принялся отирать рассол с постели и рубахи полотенцом, снятым с головы.
«Кощей просит у тебя руки одной из твоих дочерей, при чем любой. В обмен предлагает не только простить долг, но и приплатить три мешка золота, двенадцать пудов серебра и сундук каменьев самоцветных. Вот тебе и партия для Марьи», - закончил Захар цепко смотря в лицо царю.
Царь хмурил брови, морщил нос, тер лоб испачканным в рассоле полотенцем и явно пребывал в большом раздумье.
« А что? Почему бы и нет. Казна пополнится. Опять же Кощей от хана защитит, да и остальные поострегуться нападать . Да. Кто му же кто на эту коровищу еще позариться. Раскормили на свою голову. Нужно отдавать пока она еще в дверной проход пролазит», - изрек Берендей по прошествии несокльких минут.
«Ну ты шельма, Захар» - усмехаясь проговорил он и огрел советника полотенцом по спине.
Захар Еремееч покинул царскую опочевальню сгибаясь в поклоне чуть ли не пополам и подобострастно улыбаясь, но стоило двери закрыться за его спиной. Как он в раз выпрямился, на лицо нацепил суровую мину, брови сдвинул для остратки и широким шагом двинулся из дворца во двор. Слуги завидев его прятались по углам, все знали, что с ним шутки плохи.
Добрыня стоял во дворе переминаясь с ноги на ногу и переодически почесывая затылок. Ждать царского советника ему порядком надоело. Он ведь сегодня еще даже не завтракал. А мамка наверняка наварила яиц крутеньких и нажарила стопу блинов, да самовар давно уж на столе. А он тут стоит как истукан и ждет. Наконец дверь хлопнула и на крыльце объявился Захар Еремееч, как всегда жутко чем-то недовольный. Богатырь шагнул ему на встречу.
«Ну чаво?» - только и смог он из себя выдавить, настолько испережевался.
«А это ты» - будто очнулся от задумчивости советник, - «согласился. Только приданного большого не жди».
«Не надо оно мне. Без преданного возьму коль отдает» - Добряны на радостях готов был расцеловать царского советника и уже даже протянул толстенные ручищи.
Между тем Захар подобной благодарности не желал и попытался ее избежать.
«Ну полно тебе. Давай на чем сговарились. Позже сообщу о дне свидания. Будешь знакомиться с невестой» - еще сильнее нахмурился он с опаской поглядывая на протянутые к нему ручища, что каждая толщиной с две его ногит.
«А сейчас», - Добрыня долго рылся в карманах широких красных шаровар прежде, чем извлечь сморщенное желтое яблоко. Фрукт он протянул советнику.
«Это правда оно?» - подозрительно спросил Захар взяв в руки вялый фрукт.
«Да-да, молодильное яблоко. Последнее осталось», - облизываясь произнес богатырь.
«А остальные где?» - поинтересовался между прочим советник.
«Так это конь съел. Я только на секундочку его оставил. А он скотина все умял» - покреп богатырь затылок .
«Недоумок», - подумал советник.
«Ладно, ступай, Добрыня. Готовся к свадьбе»
«Премного благодарен», - богатырь поясно поклонился и в перевалочку, как медведь, побрел со двора.
Советник вздохнул: «Тяжело работать с идиотами». Не успел Добрыня как следует скрыться из виду, а своетник завернуть за угол царского дворца как прямо перед ним точно из земли вырос человек, закутанный в черный плащ по самые горящие красным огнем глаза. Захар Еремееч вздрогнул и мысленно схватился за сердце. Сколько раз уже виделся с посланцем Кощея, но привыкнуть к нему и его появлениям так и не смог.
«Хозяин желает знать удалось ли вам уговорить царя» - коротко без приветствия отрапортовал посланник и вперил горящий взгляд в него, точно пытаясь прожечь в его лице две дырки.
«Передай хозяину, что все исполненно, как и уговорились. Марья Краса станет его женой, коль он того желает», - говоря это Захар несколько нервничал. Хотя в контракте не было оговоренно какая именно дочка должна стать женой Кощея, но что-то подсказывало ему, что лучше до свадьбы жениху невесту не видеть.
«Красивая?» - уточнил посланник.
«Ага, косища с мою руку и до самого пола», - ответствовал важно советник в описании нисколько не покривив душой. Ибо у царевны Марьи действительно была такая коса, русая, чуть с солнечной рыжиной, с мягкими кдряшками на самомо кончике.
Посланник кажется остался доволен описанием ибо из глубин плаща появилась рука с черным мешочком. Мешок качнулся при передачи в руки Захара Еремееча и мелодично звякнул. После чего посланник в прямомо смысле слова провалился под землю, оставиви после себя только гостку серого порошка.
«Тьфу ты дьяволищина», - перекрестился советник на золотые купола храма, видненющиеся из-за дворца, и спрытал кошель с деньгами в недры бездонного рукова.
Несмеяна сидела в тереме на лавке, подложив по спину пару подушек и читала фолиант по лечебным травам. Она притно жмурилась дотрагиваясь до пожелтевших от времени страниц, любовно поглаживала их пальцами. День выдался солнечный. Но не душный, ветерок заносил в отворенное окошко приятные запахи из цветущего сада. Ее даже не особо раздражало пыхтение Марьи, которая в который раз решила похудеть по средствам физических упражнений и теперь старательно делала вид, что приседает. Вернее вниз садиться у нее получалось очень ловко, но вот для того чтобы встать требовались не только две ноги, но и две руки. Поэтому шуршанию перелистываемых страниц аккомпонировали следующие звуки «Ох, Ой,Ша встану, Пых-Пых».
«Яна, а точно поможет?» - в который раз спросила Маша, отдуваясь, точно после тяжелой работы.
«Да, в книги так написано», - привычно потдвердила Несмеяна даже не прислушиваясь к вопросу сестры.
«Ну тогда..ох..я буду делать..пых-пых»
Несмеяна подняла взгляд от книги и посмотрела на красную натужно дышащую сестру. Даже удивительно, глядя на нх никогда не скажешь, что они двойняшки. Роста они с Машей одного, но вот в остальном совершенно разные. Марья русоволосая, волос толстый густой, лицо круглое, краснощекое, глаза карие, брови светлые, дородная кряжестая, губы, что два вареника. Большая любительница бус и сарафанов, все время безумолку болтает обо всякой чепухе. Точно беззаботная птичка то щебечет, то поет. Она же совершенно другая. Волос темный, тонкий, лицо узкое с острым подборотком, глаза зеленые, гибкая, легкая. И в тоже время не общительная. Пустые разговоры раздражали ее. Всем сплетням она предпочитала хорошую книжку. И вместе с тем было удивительно, что Марья любила по долгу находиться рядом с ней, щебетать о чем-то, даже не заботясь слушает ли ее сестра.
Так что сегодняшняя семейная сценка была совершенной нормой. В дверь постучали.
«Кто там?» - подала голос Маша, даже не пытаясь уже больше встать с пола.
«Это я, доченька»
«Входи, Батюшка», - ответили сестры хором.
«Вот вы где мои красавицы» - проговорил царь войдя в комнату и смеющимся умильным взглядом окинул дочерей, - «а я везде вас ищу. Такие хорошие новости хочу сообщить».
«Никак жениха кому-то из нас нашел», - подумала Несмеяна, но в слух ничего не произнесла, лишь нахмурилась. Отца она любила. И понимала, что его попытки найти им женихов являются заботой о их будущем. Но с другой стороны ужасно злилась, когда он в очередной раз заявлялся к ней с очередным портретиком следующего охотника до царского приданного или царских связей.
«Что за вести, батюшко», - улыбаясь спросила Марья, найдя в себе силы все же встать с пола и уместиться на скамью рядом с сестрой.
«Я нашел вам обеим женихов» - радостно сообщил он, погладив пушистую белую бороду.
То что он нашел жениха ей, Несмеяну нисколько не удивило, не проходила месяца, чтобы не появился претендент на ее царственную руку, но то что кто-то польстился на Марью привело ее в замешательство. «Видимо кто-то действительно ее полюбил, раз просит ее руки. Раньше никто даже не заикался».
Маша между тем выпучилась на отца аки рыба и даже рот открыла.
«Кто он?» - хором спросили сестры имея ввиду одного и того же человека. Несмеяна вовсе не хотела знать, кто просит ее руки, гораздо интереснее ей было узнать про жениха Марьи.
Отец сел между ними на лавку. Поправил корону и повернувшись к Несмеяне уже было открыл рот.
«Только не говори, что это опять Сашка. Я не выйду за дурака, который поверил цыганке и перецеловал пол болота. Не выйду и точка»., - отрезала Несмеяна, готовясь к длительно оборонительно речи.
«А вот и не он», - радостно пропел царь.
Несмеяна в ожидании возрилась на отца.
«Твоей руки попросил богатырь. Самый настоящий богатырь из хорошего рода богатырей. Добрыня Никитич».
Берендей с удивлением наблюдал за своей старшей дочерью. Ее черные тонкие брови сначало поднялись, потом опустились, рот искривился и левая бровь как-то странно дернулась.
«Он очень начитанный молодой человек», - попытался взять быка за рога Берендей.
«Да уж знаю», - холодно ответила Несмеяна.
«А мне он очень даже понравился», - тихо проговорила Марья, принявшись наматывать на руку косу.
Эпохальная встреча с богатырем произошла около двух недель назад. Сестры улизнули потихоньку из дворца. Марья за новыми бусами, Несмеяна в книжную лавку. На рыночной площади они и встретили горе богатыря, который по слогам читал объявление на столбе о продаже коня. Одно слово ему не удаввалось и он все начинал и начинал его читать сначала. Несмеяна не выдержала и громко прочла, чтобы окончить мучения страдальца. Страдалец оценил жест доброй воли, сначала вылупился на нее, как баран на новые ворота. А потом поворатился и сшиб, столб с объявлением плечом, после чего заикаясь представился. Угостил их пряниками и таскался за ними по всей площади, а под конец заявил Несмеяне, что непременно женится на ней причем готов вот прямо сейчас.
«Нет, Марьюшка, тебе я нашел совсем другого жениха. Богат, княжеского происхождения, учен», - похвастался царь.
Маша причмокнула губами и икнула, видимо, от удивления, потому как ее глаза выпучились еще больше прежнего.
«Батюшка, не томи. Королевич Елисей?» - больше никого подходящего под описание Маша вспомнить не могла.
«Что ты. Он ему и в подметки не годится. Это Кощей», - резко закончил Берендей.
В комнате повисла гробовая тишина, а затем раздался жуткий грохот, потому что Маша свалилась со скамь в обморок. Несмеяна вытащила из кармана пузырек с нашатырем и присев около сестры сунула его ей под нос. С Марьей часто случались обмороки практически по любому поводу. Поэтому у нее всегда был с собой нашатырь. Очнувшись Маша судорожно вздохнула набирая воздух в легкие, а затем разразилась таким шумовым потоком слез, что не Бернедей не его вторая дочь выдержать этого не смогли и оба ретировались попешно из терема. Они стояли под дверью слушая, как ревет Марья.
Царь посмотрел на Несмеяну, которая в своб очередь нахмурив брови сверлила его взглядом. Неожиданно он испытал самый настоящий стыд и приступ давно спящей совести, но мужество подавил в себе эти слабости.
«Ты выйдешь замуж за Добрыню, а она за Кощеяи Это мой царский приказ и точка», - после чего он решительно развернулся и стараясь не оборачиваться свернул поскорее в другой коридор. Старшая дочь все еще сжимала в руках толстую книгу, а он по своему горькому опыту знал, как метко умеет она их швырять в приступе раздражения.
Двойную свадьбу назначили со всей поспешностью и дали на приготовления всего лишь неделю. Марья рыдала каждый день. Начиная с утра и умолкая только к вечеру. Не в силах это выносить Несмеяна спряталась в библиотеке. Вернее в ту комнату, в которой царь Берендей, не питающий подчтения к книгам хранил многочисленные фолианты составленные стопками. Как правило книги ему дарили. Книга – лучший подарок, почему то считали многие. Царь Берендей был категорически с ними не согласен, но отказаться от такого подарка он тоже был не согласен. Вот и хранились они здесь многие годы за ненадобностью пока их не нашла Несмеяна. Эта комнатушка с окошком под потолком стала для ее самым настоящим убежищем. Только здесь она могла расслабиться и быть самой собой. Вот и сегодня она пришла сюда ища спасения от кутерьмы со свадебной подготовкой, от слез сестры, которую она никак не могла утешить, потому что не видела выхода и не могла найти спасительных слов. Но к ее глубочайшему удивлению ее убежище было уже занято. Прямо в ее любимом кресле -качалке сидел мужчина с волосами цвета первого снега. Он настолько углыбился в чтение, что не услышал, как она вошла. Несмеяна несколько секунд разглядывала нежданного гостя. Обнаружив что у него точно такая же, как у нее привычка поглаживать пальцами страницы при чтении. Это почему-то неприятно ее поразило, даже гораздо больше того, что он занял ее место и просто не имел право здесь находиться.
«Что вы здесь делаете?» - раздраженно спросила она.
Пальцы незнакомна на мгновение замерли на странице, а затем он поднял на ее взгляд. Несмеяна вздрогнула. На нее смотрели белые выцветшие глаза колдуна. Она знала, что такие бывают у тех, кто владеет большой силой и часто пользуется ей. Такие же глаза были у ее прабабки, которая по словам очевидцев, могла поднять разводной мост движением бровей. Самой Несмяне, как и ее матере сила не передалась по наследству. Лицо незнакомца нельзя было назвать приятным, жесткие линии, хищный разрез острых ноздрей, тонкие губы. Ум и сила, вот что она прочла на нем.
«Читаю», - произнес незнакомец спокойным глубоким голосом.
«Это мое», - чувствуя еще большее раздражение произнесла Несмеяна.
Мужчина странно усмехнулся. Закрыл книгу и положил ее на стол. После чего поднялся и вышел из покоев.
Она осталась стоять одна не в силах пошевелиться и в первые ощущая неприятный зуд от того, что повела себя глупо. Но успокоив себя тем, что это действительно ее комната, ее книги и он не имел права вторгаться сюда, присела на кресло и взяла со столика книгу. Это был тот самый травник, который она совсем недавно закончила читать. Несмеяна отложила фолиант на столик, еще немного посидела и погасив светильники ушла. Больше не чувствуя спокойствия в этом месте. Странный незнакомец беспокоил ее мысли и будоражил воображение, она всегд хотела повстречать колдуна и может немного поговорить с ним. Ей казалось, что он бы понял ее. Хотя она совершенно не знала с чего бы начала разговор.
На следующий день ситуация повторилась. Она вошла в каморку и застала его на том же месте с той же книгой в руках.
«Кто вы?» - спросила она. На этот раз пытаясь сдержать раздражение. Природное любопытство немало помогло ей в этом.
«Простите, что я вторгся без приглашения. Но я долгие годы искал эту книгу. Мне бы очень хотелось ее прочитать, пока я гощу здесь, а у меня осталось всего два дня, после чего я буду вынужден уехать. Не могли бы мы совершить обмен? Я принес несколько книг из своей коллекции. Выберите любую понравившуюся в обмен на ваш травник. Я обещаю вернуть его по прочтении» - все это незнакомец произнес совершенно спокойно, точно совершенно был уверен что они поймет его и непременно согласиться.
Несмеяна действительно поняла его тягу и желание прочитать во что бы то нистало, узнать, раскрыть тайну и ей стало необыкновенно приятно, что на свете есть еще такие люди как она. Царевна моргнула и приняла из рук мужчины книги, что он принес на обмен. Две из них она уже читала, а третья «Сборник заклинаний практической магии» явно был ей не нужен, по причине н е возможности воспользоваться ни одним из полученных из него знаний. Но она все же взяла его.
«Можите не возвращать ее. Я уже ее прочла», - она развернулась и вышла из вон все еще сжимая в руках обменный сборник.
На следующий день она не пошла туда. К своему удивлению не в состоянии расшифровать трепет, беспокойство и нервозность при одном воспоминании о незнакомце среди ее книг. Его сборник пах эвкалиптовым маслом и лимоном. Запах въедался в пальце стоило подержать книгу хотя бы несоклько минут.
В день свадьбы Марья разразилась такой истерикой, что к ней все боялись даже близко подойти. Несмеяна не в силах выдержать это решила взять все в свои руки. «Была не была. Кощей всяко лучше придурковатого Добрыни. Пусть и в годах, но ведь колдун. Наверняка у него много книг, будет чем заняться. А что она будет делать в тереме у богатыря – грызть пряники и лузгать семечки, сплетничать?Она никогда этого не желала и не умела. Вот пусть Марья и щебечет. Вроде как он ей даже нравился». С этими мыслями она решительно отворила дверь в комнату сестры.
«Маша, хочешь замуж за Добрыню?»
Марья тут же прекратила реветь и уставилась опухшими натертыми глазами на сестру.
«Хочу», - выдавила она вновь собираясь разразиться потоком слез.
«Тогда сделаем так..»
Зал царского дворца ломился от гостей желающих посмотреть как сразу две царские дочку выйдут замуж. Женихи уже заняли свои места перед попом. Добрыня в красной рубахе и шароварах шитых золом, в начищенны до блеска сапогах и Кощей в черном иноземном платье, через прорези в руковавх которого проглядывала нижняя белая сорочка. Богатыря все поздравляли, колдуна же обходили стороной. Нанец, раздалась музыка, запели гусли и в зал вошли две совершенно одинаковых невесты. Женихи даже растерялись пытаясь определить которая из них чья. Но невесты сами быстро определились разойдясь к суженым. В обилие белых кружевов, шелковых лент, бесконечных розочках ничего нельзя было рассмотреть как женихам. Так и невестам из натри. Несмеяна ничего практически не видела из-за фаты, определив своего жениха только потому, что он был выше Добрыни и гораздо худее. Казалось обряд тянетсья бесконечно долго, но вот появились долгожданные кольца. Невесты протянули ручки. Добрыня с удивлением посмотрел на толстый палец своей суженой, но подумать не успел как она чуть ли не сама всучила ему в руку кольцо и сунула в него пальчик. Было объявлено чтомолодым можно поцеловаться. Женихи синхронно сняли с девушек фату и наступила немая сцена.
Когда наконец исчезла это дурацкая фата и Несмеяна смогла поднять глаза на своего мужа то. Чуть не вскрикнула. Перед ней стоял тот самый колдун, что так хотел заполучить ее травник. Она удивленно хлопала ресницами одновременно боясь, что не понравится и он откажется сейчас от нее и в тоже время раздражаясь на него за то, что он так пристально на нее смотрит. Вдруг рот колдуна дрогнул в улыбке в миг смыгчив резкие черты лица.
«Кажется я знаю, что попросить в приданное», - произнес он.
Эта фраза точно послужила каким-то сигналом. В зале грохнуло общее «Горько». Марья впилась в губы Добрыни обхватив его руками за шею, а тот не успел подумать о том, чтобы сопротивляться…